ГЛАВНАЯ | ПЕРСПЕКТИВЫ | БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ | НОВЕЙШИЕ РАЗРАБОТКИ | НА ВООРУЖЕНИИ | ГАЛЕРЕЯ | ССЫЛКИ |  

 

ПРОБЛЕМА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГУСЕНИЧНОГО ДВИЖИТЕЛЯ С ДЕФОРМИРУЕМЫМ ГРУНТОМ – КЛЮЧЕВАЯ ПРОБЛЕМА СОВЕТСКОГО ТАНКОСТРОЕНИЯ КОНЦА  ХХ  ВЕКА

Чернышев В.Л., к.т.н., доцент НТУ «ХПИ», г. Харьков, Украина

Исторический научный факт:

УДК 623438.3.073.001.5(043.3)

 

В СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОМ СОВЕТЕ ПО ЗАЩИТЕ ДИССЕРТАЦИЙ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ ДОКТОРА ТЕХНИЧЕСКИХ НАУК

 

А. П. Софиян 29.02.80 г. защитил докторскую диссертацию на тему: «Теория взаимодействия си­стем машина—основание в задачах проходимости военных гусеничных машин». Диссертантом осу­ществлено теоретическое обобщение результатов научных исследований взаимодействия ВГМ со слабыми основаниями. Им предложена новая классификация оснований, сведенных в пять ос­новных типов по признакам их характерного строе­ния и физического состояния, а также получена подробная математическая модель системы «маши­на—уплотняющееся основание», доведенная до ин­женерной методики расчета скоростных и тяговых характеристик проходимости ВГМ по местности. Оригинальное исследование несущей способности и деформаций корковых оснований позволили диссертанту получить более точные решения, более надежный метод оценки возможности стоянки или движения ВГМ по льду и болотам с дерновым по­кровом.  А. П. Софиян   теоретически   исследовал взаимодействие гусеничного движителя с основа­ниями текучего типа и предложил расчетный ме­тод прогнозирования проходимости и определения времени безопасной стоянки ВГМ в этих условиях.

Проведен теоретический анализ влияния на по­казатели проходимости конструктивных парамет­ров гусеничной машины и указаны направления повышения проходимости ВГМ по слабым основа­ниям. Установлено, что существенного повышения проходимости можно достичь за счет оптимизации формы корпуса, величин клиренса и дифферента, увеличения мощности двигателя и др. Предложе­но локальное использование дополнительной реактивной тяги.

Рекомендации диссертации по конструкции уз­лов ходовой части, распределению нагрузок на опорные катки, а также уточнению базы, клирен­са и дифферента использованы при отработке кон­струкций и внедрении в производство целого ряда ВГМ на заводах   отрасли.

 

Вестник бронетанковой техники №4, 1980

 

На каждой первой лекции студентам НТУ «ХПИ» при чтении курсов «Прикладная механика», «Детали машин» и «Основы конструирования», я позволяю себе отклониться от программы курса и рассказываю о своих Учителях, с большой буквы, которые оставили свой след в моей памяти, передали свои знания, жизненный опыт,  отношение к жизни и выполняемой работе. О тех, благодаря которым сегодня стою перед молодым поколением и учу его уму-разуму. Так продолжается уже 25 лет…

Первым был Шулемович Давид Соломонович («Додик»), Заслуженный Учитель УССР школьный учитель физики 23 СШ г. Днепропетровска.

Второй – Василий Павлович Ольшанской д.ф-м.н., профессор НТУ «ХПИ», область научных интересов - спецфункции (один из разделов высшей математики).

Третий -  Артем Петрович Софиян, д. т. н., профессор начальник отдела «Проходимости танков» ВНИИТрансмаша (г. Ленинград).

Четвертый – д.т.н., профессор Павел Николаевич Иванченко, мой научный руководитель по диссертации, автор пяти монографий, специалист  в области силовых передач ( ВНИИТранмаш, г. Ленинград).

Из более сотни всех моих преподавателей за все время учебы, только этих назвать моими Учителями…

Выйти на контакт с А.П. Софияном мне посоветовал В.П. Ольшанский еще в 1979 году.

В начале 1984 года, моё руководство, в лице Главного инженера ХКБМ имени А.А. Морозова Бершова А.В., приняло решение направить меня на учебу в аспирантуру в ВНИИТрансмаш. Я не упирался и надо было ехать в Питер договариваться с отделом аспирантуры и научным руководителем. Кандидатура А.П.Софияна была одна из них, это соответствовало направлению моих работ - системы шасси перспективного танка «Молот» (заказ 6919).

Перед командировкой в Питер Александр Викторович вызвал меня к себе в кабинет и дал вводную:

- Володя, ты знаешь, какая борьба происходит между ЛКЗ (Ленинградский Кировский завод), Тагилом и Харьковом. Ситуация очень обострилась в связи с нашими работами по 6919. На опытной базе, в цехе 190, не оперировали понятиями «Молот», «Бунтарь», изд. 477, просто был заказ 6919. Он стоял в графе расходов на командировки, акты по договорам, месячные задания и нам было все понятно.

 

Александр Викторович Бершов

Александр Викторович Бершов

 

Бершов курил… Я работал в его команде уже 2-й год и знал его привычки. Курение во время  беседы, позволяло незаметно для окружающих увеличивать паузы для обдумывания, чтобы не сказать лишнего. Внешне это не замечалось, но для его «кадров», как он любил нас называть, это означало: разговор предстоит серьезный.

- Всех сотрудников ВНИИТрансмаша условно можно разделить на 4 группы: сторонники ЛКЗ, Тагила, Харькова и независимые - «свободные художники», но это их «внутренняя кухня» и они сами с трудом в ней разбираются. Главное - Артем Петрович Софиян входит в четвертую группу. Это классный специалист мирового уровня,  знает свои возможности и свое место. Очень важно: он принципиальный человек, если говорит «Да», то это «Да» и уже не заменит его на «Нет». По характеру он боец, бультерьер с железной хваткой. В отличие от большинства сотрудников ВНИИТрансмаша он не будет «поджимать хвост» и «лизать руку обидчика», а сразу бросается в драку, за это его не любят. Его надо уважать и «держать дистанцию».

Наступила минутная пауза, Бершов затянулся новой сигаретой и продолжил:

-  Софиян начальник отдела по проходимости, а наш Т-64 по проходимости превосходит Т-80 и Т-72. За счет чего? Ажурная самоочищаюся гусеница и тонкий каток, входящий в грязь как нож в масло – это известно всем, а вот то, что первый опорный каток полностью разгружен и не касается дороги, а развесовка остальных пяти выполнена идеально – знают единицы. Артем Петрович, приложил сюда свои голову и руки. Я хочу (пауза) через тебя подключить Софияна к проблеме проходимости 6919. Напрямую подключить его к нашим работам не получится, ему просто не дадут этого. (Опять пауза и новая сигарета). Наши конкуренты не позволят ему работать на Харьков. Держи меня в курсе через Валентина Тихоновича Никитина. Позвонишь ему по внутреннему телефону, передашь ему от меня привет и этот конверт с актами закрытия текущего этапа договора. Он будет в курсе твой командировки. Все, удачи.

 

Валентин Тихонович Никитин

Валентин Тихонович Никитин

 

Встреч с Софияном у меня было всего три или четыре. Особенно запомнилась первая…

Отдел «Проходимость танков» располагался в большой комнате (зале). Рабочих столов было 7-10. Кабинет начальника отдела А.П. Софияна отделялся от общего зала стеклянной стенкой в виде труб диаметром 80-100 мм от пола до потолка, звукоизоляция отсутствовала.

Я зашел и представился: кто и откуда. Артем Петрович сидел за большим письменным столом спиной к кирпичной стене, От стола до стеклянной перегородки было всего метра 2.5. Все, что происходило в кабинете начальника и в рабочей комнате хорошо прослушивалось.

Софиян повернул голову в мою сторону, измерил тяжелым взглядом и встретил отборным русским матом:

- Какого х… тебя принесло из Харькова к нам, в Питер? Что, птенчик, зернышек поклевать захотелось?

Бершов нас учил: к серьезным разговорам надо готовиться заранее, говорить коротко и по сути,  это не профсоюзное собрание, где можно говорить много и ни о чем.

-        У меня два вопроса. Первый, поступление в аспирантуру ВНИИТранмаш и прошу быть моим научным руководителем. Второй, прошу Вас разрешить мне ознакомиться с вашей докторской диссертацией.

-        Научным руководителем говоришь. А что ты знаешь обо мне и моих работах.

Последнее было сказано жестко, с не скрываемым вызовом, при этом, он не переставал курить папиросы. Папиросы, и в большом количестве, курил и Всеволод Иванович Красненьков, заведующий кафедры «Гусеничных машин» МВТУ имени Баумана   (г. Москва). Это обстоятельство, как ни странно, меня успокоило и я продолжил:

-        В 1956 году вы защитили кандидатскую в МАДИ. В конце 50-х занимались вопросами колееобразования тягача АТТ на песке и суглинке. Через 15 лет опубликовали это данные в журнале «Тракторы и сельхозмашины» № 4, 1973 год.  Данная статья вызвала резкую критику у Беккера, ведущего эксперта TARADCOM, подразделение Армии США, отвечающее за технический уровень танков, в 70-е годы изучали влияние ракетных ускорителей на показатели проходимости ВГМ. Сейчас занимаетесь пенетрометрами.

Софиян был ошарашен, но быстро взял себя в руки и стал с интересом  меня рассматривать, докуривая очередную папиросу. Пауза длилась не менее минуты. Видно было, что ему предстояло принять непростое решение. Жестом пригласил сесть напротив себя и совершенно по-другому, по-дружески сказал:

-        Я не смогу быть вашим научным руководителем. У меня есть на это причины. Диссертация закрытая (секретная) и очень сложная для понимания, но через месяц я ее вам вышлю в Харьков. Для этого направите нам запрос, но при условии: через три месяца после ее получения - вернете ее в Питер.

Я дал на это свое обещание. Он вышел из-за стола, протянул руку и пожелал удачи. Встреча закончена, результат отрицательный, вопрос поступления в аспирантуру повис в воздухе. К этому я не был готов. Это был чистый нокдаун.

В соответствии с предварительной договоренностью, я зашел к В.Т. Никитину и рассказал о встрече с Софияном и ее итогах. Валентин Тихонович посмотрел на часы и сказал:

-         Сейчас время обеда, иди, пообедай, а потом зайдешь к Вашецу, что-нибудь придумаем.

Александр Дмитриевич Вашец         Павел Николаевич Иванченко

Александр Дмитриевич Вашец   Павел Николаевич Иванченко

 

Александр Дмитриевич Вашец – ученый секретарь диссертационного совета  ВНИИТрансмаша, невысокий, коренастый мужчина, внешне напоминал борца. Он входил в круг лиц, которые определяли техническую политику советского танкостроения 80-х годов ХХ века и заведующая аспирантурой Л.В.Мазур фактически была его подчиненной.

Вашец внимательно выслушал меня о встрече с А.П. Софияном и предложил в качестве руководителя П.Н. Иванченко. В тот же день состоялась моя встреча с ним (это отдельная тема, нельзя все смешивать в кучу), были решены все формальности и я спокойно уехал в Харьков.

В первую очередь, надо было  доложить А.В. Бершову о результатах поездки в Питер, закрыть командировку и отчет о финансовых расходах для бухгалтерии.

В кабинете он был один, молча протянул руку за моими бумагами и подписал их.

Я попробовал поговорить с ним об итогах своей поездки, но он коротко оборвал меня:

-        Все знаю… Твое мнение об П.Н. Иванченко?

-        На внешний вид  ему уже за 70, одет в байковую синюю рубашку в клеточку, крупный нос картошкой, особенность  при разговоре передергивает губы справа налево. Скорее продавец газет в киоске «Союзпечать», чем доктор наук, профессор. Интересовался  следующими вопросами: институт, семья, работа - всё в общих чертах. Отдельно стал вопрос, что я знаю о электромеханических силовых передачах. Я сказал, что ничего.

Бершов хитро улыбнулся, вышел из-за стола и продолжил:

-        Этот продавец газет, как ты сказал, один из ведущих специалистов Союза по электротрансмиссиям, которыми занимается с тех пор, когда ты под стол ходил, автор пяти монографий по этой теме… Что ты знаешь о сарьяновском «трамвае»?

-        Это ходовой макет с электродвигателями от трамвая, видел его на сборке.

-        «Трамвай» - это ходовой макет 6919 с электромеханической трансмиссией - тема «ЭТА». С сегодняшнего дня ты подключаешься к группе Толи Сарьянова. Твоя задача:  расчетно-информационное обеспечение группы. Алексей Сакун введет тебя в курс дела. Работаете одной командой, никаких посторонних разговоров, отчетов и актов. Передача любой информации вне команды – только с моего разрешения. Можешь идти.

-        Александр Викторович, просьба, - сказал я, протягивая спецблокнот для закрытой переписки.

Он удивленно взял его в руки, ведь ничего подобного не поручал. Это был запрос в ВНИИТрансмаш на докторскую диссертацию А.П. Софияна. Внимательно прочитал и спросил:

-        А ты уверен, что это нам сейчас надо?

-        «Мышь не может родить слона», а Софиян -  специалист мирового уровня. Очень интересно, что у него получилось. Да Вы сами говорили, что любое дело надо доводить до конца.

-        Предварительная договоренность есть?

-        Да, здесь проблем нет.

-        Ну, ну, потом лично доложишь о результатах и ее ценности для нас, - подписывая черновик письма.

Сказал Бершов.

Через месяц диссертация Софияна была в Харькове и целых три последующих месяца я мог ее изучать и конспектировать в свою рабочую тетрадь.

Благодаря Василию Павловичу Ольшанскому, я научился работать с научной литературой, делая пометки карандашом на полях и читать то, что осталось между строк, что автор хотел написать, написал, а потом, по непонятным причинам, - удалил, но оно осталось в оборотах, построении предложений и в идеологии работы -  в невидимом для случайного читателя виде.

Именно работа с докторской диссертацией Софияна поставила его в четверку моих Учителей.

1.     Нужно всецело и преданно служить своему делу.

2.     Надо объективно оценивать получаемые результаты, нельзя обманывать ни себя, ни других, нельзя подтасовывать экспериментальные результаты под свою расчетную модель. Если не можешь объяснить то, что получилось или оно не вписывается в твою модель, то признай это и не лукавь. Это поможет тем, кто пойдет твоим путем и они будут тебе только благодарны.

3.     В науке, как и в природе, много людей-паразитов, завистников и прочей сволочи, поэтому свое детище надо растить, лелеять, оберегать и защищать. Для этого надо быть твердым, жестким и сильным.

4.     Диссертация посвящена взаимодействию несущего основания с машиной, но машина сама составная система: движитель, система подрессоривания и т.д. Говорить только о машине, не рассматривая ее системы – это нонсенс.

5.     Решение задач взаимодействия систем «грунт - гусеница» и контактной задачи «беговая дорожка – опорный каток» позволяют определить силовое воздействие на корпус (вопросы эргономики и плавности хода),  ведущие колеса (нагрузка на силовую передачу и влияние алгоритмов управления  на  режимы движения машины)  и башню (места крепления СУО, размещение экипажа и другого оборудования, включая цапфы пушки, а это уже учет переносного движения снаряда в режимах внутренней и внешней баллистики).

6.     Рассматриваемая в диссертации задача позволяет установить взаимосвязь между массой танка (защита, вооружение и т.д.), требуемой мощностью силовой передачи и параметрами ходовой части в зависимости от физико-механических свойств несущего основания.

Все это было высказано Бершову, когда он подписывал сопроводительное письмо для возвращения докторской Софияна в Питер. Он очень внимательно все выслушал, закурил сигарету и попросил просмотреть диссертацию.

-        Это твои пометки на полях? Почему не стер?

-        Пусть почитает. Для него будет очень интересно, она была в работе, а не пылилась в сейфе. Самое главное: я понял, почему сотрудники института так его не любят. Он предложил реорганизовать структуру ВНИИТрансмаш в виде единого подразделения, сократив его штат раз в десять,  увеличив отдачу  3 – 5 раз…

В декабре 1986 года,  был в командировке  в ВНИИТрансмаше и в коридорах встретил сотрудника отдела «Проходимость танков» Голованова  Юрия Степановича. Он еле промолвил:

-        Похоронили мы Тёму (Артема), не уберегли… Свои добили…Царство ему небесное и большое спасибо.

Некролог о смерти А.П. Софияна в отраслевом журнале «Вестник бронетанковой техники» появился только спустя 2 года…

Главные конструкторы бронетанковой техники, как личности, пытались оставить после себя именно свое: Л.Н. Карцев Т-62, В.Н. Венедиктов  Т-72, А.А. Морозов Т-64, Н.С. Попов Т-80, Н.А. Шомин  Т-80УД, М.Д. Борисюк  «Оплот». В этом ни у кого нет сомнений, но некоторые из них пытались превзойти самого себя Морозов работал над Т-74, Шомин - над «Молотом».

 При разработке проекта «Молот» харьковчане столкнулись со следующими проблемами:

·       какой выбрать двигатель: дизель 6ТД-2 или ГТД;

·       какую выбрать ходовую часть: по типу Т–64 или Т-80;

·       какую выбрать пушку;

·       как построить общую модель танка для обеспечения работы ТИУСа (см. работу Ю.М. Апухтина «Последний рывок советских танкостроителей»).

Все перечисленные проблемы могли найти свои технические решения в рамках докторской диссертации А.П. Софияна, но  в это время ВНИИТрансмаш работал над 10-ти томной монографией по танкам под редакцией П.П. Исакова, которая, по замыслу ее авторов, должна была стать руководством по проектированию советского танка 90-х годов.

Николай Александрович Шомин хорошо знал расстановку сил вокруг ХКБМ имени А.А. Морозова и его «Молота». Министр обороны СССР Д.Ф Устинов – ярый сторонник ГТД, Ю.П. Костенко (ВПК при СМ СССР)  - лоббист УВЗ. У него не было авторитета и поддержки, как у А.А. Морозова и для отработки концепции «Молота» выбрал экспериментальный подход с помощью ходовых макетов. По моим оценкам, их было не менее 7: два для ходовой части (434 и 219), два для двигателя (6ТД и ГТД), два для пушки (грабинская и федоровская) и сарьяновский «трамвай».

Николай Александрович Шомин

Николай Александрович Шомин

 

Несколько лет назад на одном из тематических форумов были размещены фотографии ржавого, выброшенного на свалку одного из макетов «Молота». Сколько было злорадства и … зависти. На то время – он вобрал в себя самое лучшее: двигатель 6ТД-2 (1200 л.с.), мощная защита и пушка калибром 152 мм. Истинный вид изд. 477 видели не многие.  Для нас, он  остался в памяти как последний представитель прославленной морозовской школы танкостроения.

В 1990 году ХКБМ возглавил выпускник АБТВ им. Р.Я. Малиновского, генерал-электрик М.Д. Борисюк. Амбиций  было достаточно, а знаний законов проектирования танков и опыта доводки опытных конструкций – нет.

Ходовой макет 477 с х/ч 434

Ходовой макет 477 с х/ч 434

Ходовой макет 477 с х/ч 219

Ходовой макет 477 с х/ч 219

 

Да, ему удалось заключить контракт с Пакистаном и продать Т-80УД, но это была машина,  созданная его предшественником Н.А. Шоминым.  Под лозунгом «борьбы с зеленым змием» (почитайте книгу М.Д. Борисюка  «Броня крепка» и вспомните трещины на корпусах иракских БТР-4) была проведена «чистка» – всего  руководства КБ: Поляков Б.Н., Исаев В.В., Словиковский А.Г. Протопопов И.Л., А.А. Мирошниченко – были уволены.  В.Р. Ковалюх ушел из жизни в январе 1988, Е.А. Морозов – летом 1991 года, Шомин Н.А. – в ноябре 1994. Многие, в том числе и А.В. Бершов, попали с опалу. От славного Харьковского танкового КБ остался только «флаг» - имя А.А. Морозова и позор за иракский и тайский контракты. Обе машины были приняты в серию, не пройдя даже испытаний в объеме гарантийного срока эксплуатации…

В 2008 году был снят гриф секретности с отраслевого журнала «Вестник бронетанковой техники» до 1991 года. Многие горе-«эксперты», участники бронетанковых форумов, и  некоторые сегодняшние руководители Укроборонпрома - его в глаза не видели и в руках не держали, а туда же: поучают что и как надо делать.

 

Подписка журнала «ВБТ» за 1987 год

Подписка журнала «ВБТ» за 1987 год

 

Предлагаем Вам ознакомиться с тремя публикациями:

1. Башков В.В., Бурцев С.Е., Дорогин С.В., Шумилин В.И. Математическая модель  типовой трассы движения танков. ВБТ, №3, 1987.

2. Маринин В.А., Рожков А.М. Моделирование условий эксплуатации  при испытаниях ВГМ. ВБТ, №3, 1987.

3. Девятовский Ф.А., Прудников В.Н. Определение вертикальных ускорений опорных катков при движении танка. ВБТ, №3, 1987.

 

        

 

Все три работы прямо или косвенно связаны с проблемой взаимодействия системы «среда-машина».

В 2014 году был завершен обзор состояния проблемы взаимодействия гусеничного движителя с деформируемым грунтом, который показал, что данная проблема возникла за рубежом после провала проекта МВТ-70 (1968 год) и с целью ее решения было создано научное общество ISTVS.

В СССР данную проблему проигнорировали и военные и ученые. Отсутствие концепции танка 90-х годов привело к закономерному результату – «Молот» создавался экспериментально, методом «тыка – попал, не попал». Тоже самое повторилось с российским Т-95 и украинским «Оплотом».

Каковы шансы российской «Арматы» избежать данной участи сказать трудно, ведь решение проблемы на сегодняшний день отсутствует (не замечено) ни за рубежом, ни в России, ни в Украине, а без этого  всё только фейк - «конфета в красивом фантике, с гнилой просроченной начинкой»…