ГЛАВНАЯ | ПЕРСПЕКТИВЫ | БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ | НОВЕЙШИЕ РАЗРАБОТКИ | НА ВООРУЖЕНИИ | ГАЛЕРЕЯ | ССЫЛКИ | ГОСТЕВАЯ

 

Г. Е. Королев,  Р.З. Мамлеёв.

ИССЛЕДОВАНИЕ БОЕВЫХ ПОВРЕЖДЕНИЙ ОБРАЗЦОВ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ БТТ

(Вестник бронетанковой техники, №8. 1991)

 

Исследовано изменение боевых повреждении БТТ по годам боевых   действий. Рассмотрены технические решения по повышению противоминной стойкости боевых машин.

 

В боевых действиях советских войск в Афганис­тане применялись танки Т-55 и Т-62, боевые маши­ны пехоты БМП-1 и БМП-2, а также колесные бро­нетранспортеры (от БТР-60 до БТР-80). Основными средствами их поражения были мины, численность которых распределялась по маркам следующим образом:

МК-3 (изготовитель Бельгия)….40%

ТС-6,1 (изготовитель Италия)….30%

ТС-2,5 (изготовитель Италия)…5%

МК-7 (изготовитель Великобритания)…25 %

Наряду с минами противник широко исполь­зовал (табл.1) «импровизированные» фугасы с отличающимися массой взрывчатого вещества, способами их установки и системой подрыва (от простых замыкателей, в том числе управляемых вручную, до электронных).

Противник был вооружен ручными противотан­ковыми гранатометами с кумулятивной гранатой типа ПГ-7, минометами, безоткатными орудиями и реактивными снарядами. Из стрелкового оружия часто применялись пулеметы калибра 7,62 и 12,7 мм, а также винтовки   различного   калибра.

Осмотр поврежденных образцов БТТ и анализ донесений из частей о боевых повреждениях показали, что взрыв мин и фугасов в том или ином месте под танком зависит от способа их подрыва. Мины и фугасы со взрывателями нажимного действия взрываются, как правило, под передний катками (колесами). Под передней частью днища взрываются мины со штыревым взрывателем, мины с пневматической системой (ТС-6,1)—между 1-м и 2-м опорными катками (иногда при высокой скорости движения танка или БМП взрыв происходит под 3-м катком). При наезде БТР на противотанковую мину происходит взрыв в основном под 3-м или 4-м колесом.

Наиболее часто подрыв управляемых мин и фугасов производился под центром днища в районе боевого отделения. Противник, зная особенности конструкции днища, пропускал хорошо защищенную технику, например БМП-1, и приводил в действие мины и фугасы при наезде на них менее защищенных машин.

 

Таблица 1. Изменение по годам числа обнаруженных и обезвреженных мин и фугасов

Средство поражения

1980

1981

1982

1983

1984

1985

1986

1987

1988*

Противопехотные мины Противотанковые мины Фугасы

-

1022

43

180 1780 114

1247 4418 243

1066 2367 452

3370 6195 832

3080 4216 8G3

3217 4744 908

3800 4882 1162

2189 4462 201

Всего

1065

2074

5805

4485

10403

8165

8869

9841

6832

* Данные за первый квартал.

 

Вместе с тем подрывы фугасов производились и под кормовой частью днища танков, у которых хорошо защищена от мин в основном передняя часть.

Анализ данных по распределению числа попаданий противотанковых кумулятивных гранат (ПГ) и пуль (табл. 2) показывает, что наиболее часты попадания в борта и корму корпуса. Это свидетельствует о том, что противник хорошо знал слабо защищенные места нашей БТТ. Отсутствие попаданий ПГ в нос корпуса танка, а пуль в баш­ню и нос корпуса БМП и относительно малое чис­ло пулевых попаданий в нос корпуса и в башню БТР только подтверждают этот вывод.

 

Таблица 2. Распределение относительного числа попаданий противотанковых гранат и пуль (%) по наружным частям машин

Средство поражения

Башня

Корпус

 

 

Нос

Борт

Корма

Крыша

 

Танки

ПГ

16

0

68

16

0

 

Боевые машины пехоты

машины пехоты

ПГ

3

19

62

16

0

Бронебойные пули

0

0

33

50

17

 

 

Бронетранспортеры

 

ПГ

6

5

60

25

4

Бронебойные пули

7

4

57

25

7

 

С целью повышения противоминной стойкости (ПМС) танков Т-55, Т-62 и БМП-1, БМП-2, а главным образом для защиты экипажа и внутрен­него оборудования от воздействия взрыва мин были увеличены жесткость и прочность днища (в том числе и за счет введения жесткой связи днища с крышей), исключена жесткая связь сиде­ний экипажа с днищем; повышена стойкость креп­ления приводов управления, расположенных на днище; защищены ноги экипажа от высокочастот­ных вибраций днища.

 

Таблица 3. Изменение  по годам относительного числа поврежденных образцов БТТ, %

Годы

Танки

БМП

БТР

 

Первый период  боевых действий

1980

18

16

9

1981

33

23

31

1982

12

10

12

Всего за   первый  пе­риод

63

49

52

 

Второй период боевых действий

1983

6

9

6

1984

11

12

10

1985

9

11

13

1986

8

9

10

1987

9

9

8

1988

1

1

1

Всего  за   второй   пе­риод

37

51

48

На танках Т-62 (рис. 1) снаружи к передней части днища был приварен жесткий ячеистый кар­кас 1 высотой 80 мм из швеллера или уголка с дополнительной полкой, ячейки которого закрыты снизу шестью стальными броневыми листами 2 толщиной 20 мм, в свою очередь, приваренными к каркасу. Таким образом, днище танка и каркас с броневыми листами образуют жесткую коробчатую конструкцию. В отделении управления между днищем и крышей установлена распорная стойка 3 в виде стальной трубы диаметром 108 мм и толщиной стенки 10 мм. Сиденье водителя установле­но на специальном стальном полике, закреплен­ном на левом редане днища и на стенке стеллажа для аккумуляторных батарей с зазором 30 .мм между днищем и поликом. Введено дополнитель­ное крепление трубы кулисы в виде хомутика, прикрепленного болтами к четырем бойкам, при­варенным к днищу. Над первой парой торсионов подвески установлен доработанный кожух с нак­леенным на него ковриком 5 из пористой резины толщиной 20 мм для защиты   ступеней   водителя от вибрации днища 6. Введена дополнительная крышка люка запасного выхода из стали толщи­ной 20 мм, установленная снаружи под основной крышкой.

Схема устройств повышения ПМС танка Т-62

Рис. 1. Схема устройств повышения ПМС танка Т-62

 

На БМП-1 и БМП-2 (рис. 2) днище и левый редан были закрыты снаружи съемным стальным броневым листом 1 толщиной 10 мм с приварен­ным к его внутренней стороне жестким каркасом 2  высотой 12 мм из швеллера и стального листа.

Схема устройств повышения ПМС БМП-1 и БМП-2

Рис. 2. Схема устройств повышения ПМС БМП-1 и БМП-2

 

Съемный лист крепится болтами к бонкам 3, приваренным к днищу 6 и левому борту корпу­са 7. Сиденья водителя и командира (оператора) установлены па балке 4. Введены подпружиненные амортизирующие полики 5.

Сравнительные испытания танков Т-62 серий­ного и с устройством повышения ПМС описанной конструкции показали, что эти устройства обеспе­чивают удовлетворительную защиту экипажа и внутреннего оборудования при взрыве под перед­ней частью днища мины ТМ-57, а под передними опорными катками - типа ТМ-62М (тротиловые эквиваленты соответственно 8,3 и 9,0 кг).  

После этих двух подрывов танк не утратил боеспособности и покинул место испытаний своим ходом. Подрывы указанных мин в аналогичных условиях под серийным танком приводили к утрате им боеспособности и выходу его в категорию безвозвратных потерь.

Установка на БМП аналогичных устройств обеспечивает защиту экипажа и внутреннего оборудования машины от воздействия взрыва заряда массой до 2,5 кг под передними опорными катками и до 1,2 кг - под передней частью днища, серийной БМП такие подрывы вызывают разрушение (пролом) днища, поражение экипажа и внутреннего оборудования.

Стойкость танков, БМП и БТР к воздействию ПГ повышена за счет установки на танке решетчатых экранов (рис. 3), сплошных стальных экранов - на корпусе и башне БМП (рис. 4) и на корпусе БТР (рис. 5). Решетчатые экраны способны разрушать ПГ без образования кумулятивной струи с вероятностью 0,6 - 0,8.

Рис. 3. Т-62, оборудованный решетчатым противокумклятивным экраном (вид с кормы)

 

Рис. 4. Боевая машина пехоты БМП-1, оборудования стальным противокумулятивным экраном (вид сбоку)

Рис. 5. Бронетранспортер БТР-80, оборудованный дополнительной броней.

 

Сплошные стальные экраны исключили проломы брони корпуса и башни БМП и существенно уменьшили размеры проломов брони корпуса БТР при попадании ПГ. Применение стальных экранов исключило пробитие брони БМП 12,7-мм бронебойными пулями при обстреле по нормали с любой  дальности и брони БТР при обстреле 7,62-мм бронебойными пулями с дальности 300 м.

Серийные БМП и БТР без экранов пробивались указанными пулями с таких дальностей при курсовых углах обстрела 60 и 24° соответственно.

Роль дополнительной защиты играли также размещаемые па бортах, крыше корпуса и башни ящики с боеприпасами, запасные опорные катки, секции гусениц, колеса, баки с водой, маслом и др.

Внедрение технические решения позволили существенно сократить число поврежденных машин в сравнении с первым периодом боевых действий (см. табл. 3); потери экипажей сократились в 1,5-2 раза. По результатам осмотра БТТ после выполне­ния ею боевых задач, опрос личного состава п анализа донесений о боевых повреждениях оказа­лось возможным проанализировать боевые пов­реждения образцов в условиях горно-пустынной местности. Тяжесть повреждения оценивалась ви­дом ремонта (текущий, средний, капитальный), необходимым для восстановления образца, и вы­ходом его в категорию безвозвратных потерь. На­ибольшее число повреждений боевой техники по­лучено от мин и фугасов (75 % танков, 63 % БМП и 57 % БТР). Наибольшее число выхода в катего­рию безвозвратных потерь и БМП - от мин и ПГ (32 и 36% соответственно). Вышедшие в категорию безвозвратных потерь танки в большинстве случаев повреждались взрывами фугасов или донных мни общей массой заряда более 12 кг.

БМП и БТР выходили в категорию безвозвратных потерь, как правило, при  взрыве   под   гусеницей мин и фугасов с массой заряда около 6 кг и выше, а под днищем не менее 2 кг. Причем, если БМП выходят в эту категорию потерь за счет проломов днища, срыва башни, возгорания машин, взрыва боекомплекта, то БТР, особенно БТР-70 и БТР-80, - за счет обширных разрушений сварных соедине­ний корпуса.

Основными причинами выхода в категорию безвозвратных потерь танков, БМП при попада­нии в них кумулятивных гранат являются возгора­ние с последующим взрывом боеприпасов или топ­ливных баков, а также взрыв боекомплекта или топливных баков при непосредственном попада­нии в них кумулятивной струи.

Попадание гранат происходило, как правило, в места размещения топливных баков, боекомплек­та, двигателя, что свидетельствует о знании про­тивником особенностей компоновки машин.

Повреждения танков 12,7 мм пулями обуслов­лены поражением наружного оборудования, пора­жения агрегатов через открытые люки и жалю­зи - при обстреле танков сверху со склонов гор.

БМП и БТР поражались пулями за счет недо­статочной стойкости брони моторно-трансмиссионных отделений, кормы корпуса и слабой защиты этих машин сверху.

Таким образом, боевое применение отечествен­ной БТТ в Афганистане выявило недостатки в за­щите наших танков, БМП и БТР от противотанко­вых мин и фугасов, противотанковых средств ближнего боя и стрелкового оружия в первый пе­риод боевых действий.

Введение ряда технических решений по повы­шению защищенности БТТ позволило существен­но сократить количество БТТ, выходящей из строя вследствие боевых повреждений и снизить потери экипажа и боевого расчета. Однако локальный характер усиления бронирования корпусов и башен наличие слабо защищенных мест и осведомленность противника об уязвимых местах нашей техники, а также благоприятные для него условия местности позволили противоборствующей стороне достаточно эффективно поражать наши машины и после введения этих технических решений. Поэтому работы по повышению защищенности танков, БМП и БТР необходимо продолжать.

Вывод. Исследование боевых повреждений образцов отечественной бронетанковой техники использовавшейся в боевых действиях в Афганистане, позволило усилить броневую защиту ряда, элементов корпусов и башен БТТ и частично снизить выход из строя машин и потери личного состава. Эти исследования необходимо учитывать при модернизации серийных и разработке новых образцов.