ГЛАВНАЯ НА ВООРУЖЕНИИ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ
РАЗРАБОТКИ
ОГНЕВАЯ МОЩЬ
ЗАЩИТА ПОДВИЖНОСТЬ 

ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ  БИБЛИОТЕКА ФОТООБЗОРЫ
 
 




ТАНКОВАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ СССР НАКАНУНЕ И

В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

И. В. ЮРАСОВ

Из истории автобронетанковой техники

Вестник бронетанковой техники. № 1. 1973

 

Организация производства танков в условиях военной интервенции, экономической блокады и гражданской войны — это трудовой подвиг рабо­чего класса молодой советской республики, это еще одно подтверждение справедливости слов В. И. Ленина о том, что в войне решающее зна­чение имеет экономическая организация страны.

Обобщая опыт гражданской войны, Владимир Ильич отмечал, что основы социалистической эко­номики, которые партия большевиков, Советское правительство начали закладывать в те трудные годы, стали опорным пунктом обороны страны. «Новую экономику, — говорил В. И. Ленин, — мы стали строить совершенно по-новому, ни с чем ста­рым не считаясь. И если бы мы ее строить не на­чали, то мы были бы разбиты в первые же меся­цы, в первые годы наголову». (Ленин В. И. Полн, собр. соч., т. 45, стр. 75).

Важнейшим принципом плановой организации военной экономики в нашей стране стало выделе­ние решающих для обороны отраслей хозяйства и предприятий, сосредоточение на них основных сил и средств, а также создание между ними устойчи­вых связей — их кооперирование. На основе этих принципов было организовано и производство тан­ков.

По заданию В. И. Ленина и под непосредствен­ным наблюдением Совета военной промышленно­сти Сормовский (Горький), Ижорский, Обухов­ский заводы (Ленинград), московский завод AMO и другие предприятия Советской России организо­вали производство первых советских танков.

1 декабря 1920 г . Совет военной промышленно­сти направил В. И. Ленину рапорт о постройке первого танка русского производства. В нем дава­лась краткая справка об изготовлении танка и его техническая характеристика.

«В результате испытаний, произведенных тех­нической частью Совета военной промышленности с 13 по 21 ноября, выяснилось, что первенец вы­полнил всю программу испытаний и ныне пред­ставляет надежную боевую единицу»—говори­лось в рапорте. Всего на Сормовском заводе при указанной выше кооперации в 1921 —1922 годах было построено 15 танков и всем им были даны особые названия: «Борец за свободу товарищ Ленин», «Парижская коммуна», «Пролетарий», «Буря», «Победа» и др.

По качеству первые советские танки превосхо­дили танки интервентов. Они преодолевали пре­пятствия с подъемом в 30° и боковым креном в 25°; развивали скорость до 9,5 км/час. Впервые в мире на них было установлено пушечно-пулемет­ное вооружение. На иностранных танках вплоть до 1926 года устанавливались либо пушка, либо пулемет.

В этот период на Сормовском заводе строились легкие танки, проводилась опытно-проектная ра­бота. Большой вклад в выполнение ленинского задания внесли заводские инженеры тт. Д. М. Ми­хеев, Η. Н. Хрулев, конструкторы К. Г. Крылов, К. И. Сафонов, А. В. Бояркин, А. Е. Басов, Г. А. Золотухин, П. И. Салтыков, М. И. Мещаников, В. А. Московкин, которые предложили ориги­нальное улучшение конструкции движителя и пе­редаточного механизма к ведущему колесу танка. Одним из активных творцов танка был заведующий пушечным цехом Jl. Б. Алексеев.

Много труда и энергии вложил в создание пер­вых советских танков представитель Центроброни И. X. Гаугель. В память об этом замечательном человеке его именем названа одна из улиц Сор­мовского района города Горького.

До 1924 года для производства танковой техни­ки не существовало постоянной промышленной базы. Опасность такого положения для обороны страны осознавали в Совете военной промышлен­ности. Поэтому по мере восстановления предприя­тий машиностроения развертывались работы в об­ласти танкостроения.

Проектирование и организация производства бронетанковой техники были возложены на со­зданное 6 мая 1924 года в системе Главного уп­равления военной промышленности (ГУВМ) тан­ковое бюро. Председатель BCHX Ф. Э. Дзержин­ский выдал этой организации мандат на право по­лучения нужных сведений на заводах военной про­мышленности. Создание специального бюро яви­лось важным событием в истории нашего танко­строения.

Первым танком, проект которого сотрудники бюро быстро довели до опытного образца, стал 5-т танк сопровождения пехоты T-16. Испытания его были закончены 15 июня 1927 года.

13 июня на испытаниях присутствовали Г. К. Орджоникидзе и К. Е. Ворошилов. Комиссия под председательством начальника снабжения РККА П. Е. Дыбенко рекомендовала внести не­которые изменения в двигатель, увеличить длину танка и поставить опорные катки большего диа­метра.

Работы над проектом усовершенствованного танка сопровождения закончились в ноябре 1927 го­да. Конструкторское бюро присвоило ему шифр Т-18.

На основании испытания опытного образца 6 июля 1927 года Реввоенсовет принял танк Т-18 на вооружение РККА, присвоив ему армейскую марку МС-1, что означало «малый сопровожде­ния, первый». Его производство было поручено бывшему Обуховскому орудийно-сталелитейному заводу (ныне завод «Большевик»), имевшему славные революционные традиции и располагав­шему опытными производственными кадрами. Первую партию в 30 машин, построенных на сред­ства Осоавиахима, обуховцы сдали к маю 1929 го­да. Часть их в октябре—ноябре того же года ус­пешно применялась на Дальнем Востоке в боевых действиях во время конфликта на Китайско-Восточной ж. д.

С 1928 по 1931 г . было изготовлено 960 боевых машин этого типа.

С выпуска танка MC-I началась история се­рийного советского танкостроения, развитие кото­рого было необходимо в интересах укрепления обо­роноспособности нашего государства.

MC-1 по форме корпуса, башни и по компо­новке механизмов был сходен с первым легким танком Сормовского завода. Однако при весе 5,5—5,9 T и скорости 16,5 км/час он обладал ря­дом конструктивных преимуществ. Оригинальный проект двигателя воздушного охлаждения и ко­робки передач для танка был выполнен извест­ным советским конструктором авиационных мото­ров А. А. Микулиным.

Чтобы уменьшить вес танка за счет сокраще­ния его размеров, двигатель и коробка передач были установлены поперек корпуса и выполнены с общим картером.

Другими оригинальными конструктивными осо­бенностями танка MC-1 были: внутреннее зацепле­ние в бортовой передаче, наличие опорных катков с обрезиненными бандажами, впервые примененны­ми на серийной боевой машине.

По сложившимся в середине 20-х годов взгля­дам, помимо танков сопровождения, войскам тре­бовались танки, пригодные для выполнения само­стоятельных задач в составе свободно маневрирую­щей группы или передового эшелона, действующе­го впереди пехоты на большую глубину. Такие танки должны были иметь более мощное воору­жение, лучшую защиту и большую подвижность.

Подобная машина (Т-12) была спроектирована в 1928—1929 годы и испытывалась в 1930 году.

Танк T-12 весил около 20 Т, был вооружен 45-мм пушкой и несколькими пулеметами, его ско­рость достигала 22 км/час. Модернизацией этой машины явился танк Т-24 весом 18,5 Т. Оба об­разца имели планетарную трансмиссию, которая в производстве оказалась весьма сложной. Схема ходовой части машины использовалась вплоть до 1941 года на мощных тягачах «Коминтерн», а ме­ханизм натяжения гусеничных цепей послужил прототипом механизмов, применявшихся на тяже­лых танках в период Великой Отечественной вой­ны. Была изготовлена небольшая (20 штук) серия этих танков.

Новинкой у танка Т-24 было многоярусное рас­положение вооружения и применение мощного авиационного 300-сильного двигателя марки М-6. По своим скоростным данным танк Т-24 оставлял далеко позади все известные в то время зарубеж­ные танки.

В состав молодого конструкторского коллекти­ва, создавшего первый средний танк Т-24, входили конструкторы тракторного, дизельного и паровоз­ного производств. Среди них были П. Н. Алексеен­ко, А. А. Морозов, Н. А. Кучеренко, В. М. Доро­шенко, А. С. Бондаренко, А. А. Малоштанов, М. И. Таршинов, П. Н. Горюн и другие. Руководи­телем танкового отдела завода был С. Н. Махонин.

Успехи индустриализации страны в предвоен­ные пятилетки, благоприятные перспективы разви­тия тяжелой промышленности создали предпосыл­ки для постановки на производство всех необхо­димых типов танков. Наступило время перевоору­жения нашей армии, оснащения ее наиболее совре­менной боевой техникой.

В 1929 году правительством принимаются пер­спективные планы, предусматривающие оснаще­ние Вооруженных Сил бронетанковой техникой. Предполагалось в очень короткие сроки снабдить армию новыми легкими гусеничными и колесно­гусеничными танками и, кроме того, признавалось необходимым выпускать средние и тяжелые тан­ки, а также танкетки. Чтобы ускорить разработку и производство боевых машин, решено было при­обрести заграничные образцы танков.

В декабре 1929 года комиссия под председа­тельством начальника управления механизации и моторизации РККА И. А. Халепского выехала за границу. В Англии она произвела закупку танков «Виккерс» и танкетки «Карден-Ллойд», а у аме­риканского конструктора Кристи купила колесно­гусеничное шасси.

Перед нашими танкостроителями стояли зада­чи: в кратчайший срок и с наименьшими трудовы­ми затратами создать на основе закупленных об­разцов более совершенные перспективные боевые машины.

13 февраля 1931 г . Реввоенсовет республики принял на вооружение легкий танк Т-26 (по типу «Виккерс»), переработку которого осуществил кол­лектив конструкторов под руководством С. А. Гин­збурга, и танкетку Т-27 (по типу «Карден-Ллойд») разработанную под руководством Η. Н. Козырева, Н. А. Астрова.

23 мая того же года было принято решение создать и начать производство колесно-гусенично­го танка БТ (на базе шасси Кристи). Выполнял проектирование этого танка коллектив, создавший танк Т-24.

Советскому танкостроению нужно было пройти этап строительства легких скоростных машин, чтобы потом найти самостоятельные пути сочета­ния высокой подвижности с мощной броней и воо­ружением.

К. Е. Ворошилов говорил об этом времени:

«… Нам пришлось встать, и мы поступили со­вершенно правильно, на путь приобретения за­граничных образцов. В результате громадного напряжения сил, сами поставили у нас в стране на производство совре­менные танки. И не только создали танковые производствен­ные базы, но уже воспитали на этой работе кадры квалифицированных конструкторов и квалифици­рованных рабочих, которые, как надо было ожи­дать, уже дали нам несколько своих оригинальных конструкций, не уступающих известным загранич­ным образцам». (К. Е. Ворошилов «Об итогах первой пятилетки». Партиздат, 1933).

В 1928—1933 годах на ряде заводов были соз­даны конструкторские бюро: OKMO (опытно-кон­структорский машиностроительный отдел) на за­воде «Большевик», на ленинградском заводе им. Ворошилова (выделившемся из завода «Боль­шевик» в марте 1932 года); КБ-190 ХПЗ им. Ко­минтерна; СКБ-2 на ленинградском Кировском за­воде (бывший «Красный Путиловец»); на москов­ском заводе ВАТО-2 (позднее завод № 37 им. Орд­жоникидзе).

Рабочие, техники, инженеры сделали все воз­можное, чтобы выполнить задания партии и пра­вительства. Уже в четвертом квартале 1931 года были построены 120 танков            Т-26, в том числе 17 двухбашенных, 348 танкеток Т-27 и 3 танка БТ. Эти типы танков в 1932 году принимали участие в параде на Красной площади.

Постоянное внимание в то время уделяли тан­костроению народный комиссар тяжелой промыш­ленности Г. К. Орджоникидзе и его заместитель И. П. Павлуновский. Непосредственную помощь танкостроителям оказывали С. М. Киров, С. В. Ко­сиор, А. А. Жданов. В 1932 году Красная Армия получила более 2700 танков и танкеток.

В мае 1932 года организуется Военная акаде­мия механизации и моторизации РККА, ставшая кузницей командных и инженерных кадров танко­вых войск. Создаются кафедры гусеничных машин в ряде вузов. Меры, принятые Коммунистической партией и Советским правительством, обеспечили развертывание отечественного танкостроения.

В 1932 году конструкторами завода была раз­работана плавающая танкетка «Амфибия», кото­рая была принята на серию под шифром Т-37А; она имела круговой обстрел, обладала максималь­ной скоростью 36 км/час (руководителем КБ заво­да был Н. А. Астров).

В январе 1933 года завод ВАТО-2, как уже оформившееся танковое предприятие, передается в ведение Спецмаштреста и получает новое литер­ное название — завод № 37.

Паровозостроительный завод также был одним из первых, призванных освоить производство тан­ков. Выпуск первых танков Т-24 завод начал еще в 1928 году.

В 1931 году завод приступил к отработке кон­струкции танка, которому была присвоена марка «БТ», т. е. «быстроходный танк», что, собственно, явилось основным качеством, резко отличающим его от других типов танков в мировом сравнении.

Колесно-гусеничный танк БТ-2 образца 1931 го­да, вооруженный 37-мм пушкой и пулеметом в ша­ровой установке, или тремя пулеметами в спарен­ной установке, в 1933 году был заменен танком БТ-5, который имел спаренную установку, состоя­щую из 45-мм пушки и пулемета.

Такая спарен­ная установка пушечно-пулеметного вооружения на серийных танках применялась впервые. После замены мотора М-5 мотором М-17 танк БТ-5 стал называться БТ-7, а после установки в БТ-7 спе­циально спроектированного для танков дизеля В-2 танку была присвоена марка БТ-8. Создание мощ­ного специального танкового двигателя-дизеля В-2, работающего на тяжелом топливе, имело большое значение для повышения маневренных качеств танка и вообще для советского танко­строения. Советский высокооборотный дизель В-2 был создан коллективом конструкторов под руко­водством К. Ф. Челпана, при участии Я· Е. Вихмана, И. Я. Трашутина, Т. П. Чупахина, М. П. Поддубного и других.

Танки БТ могли двигаться на гусеницах со ско­ростью до 52 км/час, а на колесах — свыше 70 км/час.

В последующем колесно-гусеничные танки рас­пространения не получили, так как колесный ход, как правило, в боевых условиях не использовался, а его наличие значительно усложняло конструкцию танка.

Одновременно на опытном заводе им. Кирова был спроектирован тяжелый танк Т-35; выпуск его начался с 1934 года и был прекращен в 1939 году в связи с принятием на вооружение тяжелого танка «КВ» («Клим Ворошилов»), созданного кол­лективом Кировского завода, КБ которого воз­главлял Ж. Я. Котин. В 1932—1933 годах на ле­нинградском Кировском заводе ставится на про­изводство средний трехбашенный танк Т-28, на па­ровозостроительном заводе — тяжелый пятиба­шенный танк Т-35. Его вооружение составляли: одна 76-мм, две 45-мм пушки и пять пулеметов. Чертежная документация для серийного изготов­ления этих танков была разработана в ОКМО.

В сентябре 1933 года OKMO был преобразован в самостоятельный завод опытного машинострое­ния № 185 им. Кирова Спецмаштреста Народно­го комиссариата тяжелой промышленности. Дирек­тором был назначен Н. В. Барыков, гл. конструк­тором С. А. Гинзбург. В течение короткого време­ни завод расширил работу по танковой тематике.

В числе основных разработок были: быстроходные колесно-гусеничные танки Т-29-4 и Т-29-5, создан­ные на базе предшествующих образцов плаваю­щих танков ПТ-1 и ПТ-1А, а также колесно-гусе­ничные танки Т-46, Т-46-1, артиллерийские само­ходные установки СУ-5 и СУ-6 и AT-1 на базе Т-26, тяжелая СУ-14 в двух модификациях (ду­плекс) с 152-мм морской пушкой Б-10 и 203-мм гаубицей Б-4. Позже были изготовлены артсамо- ходы СУ-14-1 с 203-мм гаубицей Б-1 и СУ-14 с пушкой 152 мм , весом 65 Т.

Семейство СУ-5 из трех типов установок с 76-мм пушкой, 122-мм гаубицей и 152-мм мортирой (малый триплекс) было выпущено небольшой пар­тией (15 машин).


С учетом полученного в Испании опыта на за­воде № 185 им. Кирова были разработаны: весной 1937 года первый толстобронный танк T-111 (Т-46-5), а несколько позже—тяжелый T-100 и артсамоход на его базе (СУ-100У со 130-мм пуш­кой, в 1940 году — легкий танк Т-50, который в 1941 году изготавливался небольшой серией (бы­ло выпущено около 60 танков).

При разработке новых боевых машин отечест­венные танкостроители исходили из того, что ос­новные боевые качества танка — вооружение, за­щита и маневренность — должны развиваться па­раллельно и опережать уровень массовых средств противотанковой обороны, сохраняя вездеходность. Таким образом, конструкция танка должна удовлетворять требованиям как маневренной, так и позиционной войны.

Реализуя эту идею, советские конструкторы по заданию партии и правительства создали простые универсальные и дешевые танки, производство ко­торых было доступно нашей промышленности, соответствовавшие уровню техники, квалификации кадров, отвечавшие требованиям характера буду­щей войны, а по техническим параметрам стояв­шие выше зарубежных образцов.

Противоснарядная броня высокой твердости, сочетавшая требуемый уровень стойкости с доста­точной живучестью, была создана коллективом броневиков-металлургов: Г. Ф. Засецким, Г. И. Kaпыриным, А. Т. Лариным, И. Ф. Тимченко, Н. В. Шмидтом, А. С. Завьяловым, Л. А. Каневским и другими.

В истории развития мировой бронетанковой техники нет более известной машины, чем совет­ский танк Т-34, признанный шедевром мирового танкостроения. Работу над созданием этого танка вел коллектив конструкторов, возглавляемый М. И. Кошкиным, А. А. Морозовым и Н. А. Куче­ренко. Вначале был создан танк А-20 (колесно­гусеничная машина с 45-мм пушкой), отличавший­ся оригинальной формой корпуса. Применив боль­шие углы наклона броневых листов, конструкторы положили начало так называемому дифференциро­ванному бронированию: как наиболее уязвимые, лобовые детали корпуса были относительно тол­стыми, бортовые же листы, днище, крыша и корма имели меньшую толщину. Большие углы наклона повышали снарядостойкость бронирования без резкого увеличения толщины листов.

Несколько позже указанным коллективом был разработан танк А-30; это была машина с более мощной пушкой и броней. Однако колесно-гусе­ничный движитель оставался наиболее сложным и наименее надежным узлом танка, поэтому кон­структоры по своей инициативе создают чисто гу­сеничный танк Т-32. В августе 1939 года после все­стороннего изучения колесно-гусеничного и гусе­ничного вариантов правительством принимается решение одобрить идею создателей гусеничной машины, отличавшейся простотой, надежностью и высокими боевыми качествами.

В декабре 1939 года новый средний танк (он был назван Т-34) принимают на вооружение. А в начале 1940 года после ряда усовершенствований начинается его серийное производство. На танке Т-34 были установлены 76,2-мм длинноствольная пушка, снаряды которой обладали высокой по тому времени начальной скоростью (680 м/сек), дизель В-2 мощностью 520 л . с., широкие гусени­цы и индивидуальная рессорная свечная подвеска, способствовавшая достижению высоких средних скоростей. Конструкция танка в целом была хоро­шо отработана технологически и обеспечивала возможность серийного производства и ремонта в полевых условиях (табл. 1).

Таблица 1

Тактико-технические данные средних танков

Примечание. Данные из докладной К. Е. Вороши­лова, И. А. Лихачева, В. А. Малышева на имя И. В. Сталина от 22 ноября 1939 года.

Параллельно со средним создавались и тяже­лые танки. Появившийся в 1933 году 50-Т танк Т-35 имел пять башен, однако бронирование его было противопульным. Поэтому коллектив конст­рукторов под руководством Ж. Я. Котина присту­пил к проектированию нового тяжелого танка с противоснарядным бронированием. Работы велись весьма интенсивно. Уже в апреле 1939 года Госкомиссия утвердила макет, а 15 мая была закончена сборка двухбашенных танков 55-Т CMK («Сер­гей Миронович Киров») и T-100, вооруженных 76-мм и 45-мм пушками и несколькими пулемета­ми. Бензиновый двигатель мощностью 800— 850 л . с. позволял CMK развивать максимальную скорость 36 км/час.

Танк имел торсионную подвеску, бортовые пе­редачи с планетарными рядами и опорные катки с внутренней амортизацией. Броневая защита тол­щиной до 60 мм на всех дистанциях противостояла 37-мм бронебойным снарядам.

Поиски путей дальнейшего усиления броневой защиты тяжелого танка без увеличения его веса и габаритов привели к мысли отказаться от приме­нения нескольких башен. Надо отметить, что это смелое конструктивное решение определило пути компоновки тяжелых танков.

Проект такого танка был одобрен правитель­ством и получил шифр КВ-1. При весе 40,0 T танк имел броню толщиной 75 мм . Ее не могла пробить ни одна танковая и противотанковая пушка тех лет. Убедились в этом зимой 1939 г . в ходе боевых действий против финской военщины на Карель­ском перешейке.

KB-1, как и Т-34, был оснащен танковым ди­зельным двигателем В-2. Броневой корпус маши­ны и башня — сварные, вооружение — 76,2-мм пушка и три пулемета,            экипаж 5 человек. Торсион­ная подвеска обеспечивала хорошую плавность хода. Широкие гусеницы повысили проходимость машины (табл. 2).

 

Таблица 2

Тактико-технические данные тяжелых танков


 

Конструкторы, инженеры, производственники и руководители танковых заводов за создание но­вых образцов танков и организацию их массового серийного производства были удостоены званий лауреатов Государственных премий и высоких правительственных наград.

Одновременно с созданием конструкторами первоклассных образцов крепла и производствен­ная база танкостроения, позволившая обеспечить быстрый прогресс боевых и технических свойств машин. Этот прогресс, результаты которого так ярко проявились в годы Великой Отечественной войны, и послужил основой превосходства совет­ских танков в войне с фашизмом.

В развитие танковой науки, теории и конструк­ции танков большой вклад внесли ученые Н. И. Груздев, А. И. Благонравов, М. К. Кристи, О. Никитин, Л. В. Сергеев и другие, а в нала­живании массового производства советских тан­ков — создатель процесса автоматической сварки брони лауреат Государственной премии академик Е. О. Патон. Значительную роль в совершенствова­нии отечественных танков сыграла Военная ака­демия бронетанковых войск и научно-исследова­тельский полигон Бронетанкового управления.

В сложной международной обстановке в мар­те 1939 года собрался XVIII съезд партии. Он определил задачи внешней политики СССР — по­литики мира и укрепления деловых связей со все­ми странами. Съезд подчеркнул необходимость всемерно укреплять боевую мощь Советской Ар­мии и Военно-Морского Флота.

Широкие мероприятия проводились и в области танкостроения. В 1938 году Политбюро ЦК ВКП(б) неоднократно рассматривало вопросы, связанные с работой танковой промышленности. На производство танков начали переключаться другие заводы.

Перед началом войны, в июне 1941 года, доля продукции наркоматов оборонных отраслей про­мышленности составляла 22% валового выпуска всей промышленности.

24 июня 1941 года Политбюро ЦК ВКП(б), за­слушав доклад наркома среднего машиностроения

А. Малышева, приняло ряд мер, направленных на расширение танковой промышленности. Вскоре по решению ЦК партии был образован Наркомат танковой промышленности (Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 сентября 1941 г .).

Эвакуация танковых заводов на восток со всем наличным оборудованием, запасами мате­риалов и полуфабрикатов потребовала колоссаль­ного напряжения сил и воли работников танковой промышленности. Перемещение осуществлялось в условиях, когда вражеские войска находились на подступах к заводам. Достаточно указать, что только с завода № 75 было эвакуировано 3119 еди­ниц оборудования. Несмотря на большие трудно­сти, связанные с размещением, эвакуированные заводы в короткие сроки на новых площадях на­чали выпуск танков. Так, паровозостроительный завод изготовление последних танков Т-34 закон­чил в октябре 1941 года, в декабре выпустил пер­вую партию этих машин на Урале, а в марте 1942 года перекрыл довоенный уровень. Завод № 37 по­следнюю партию танков перед эвакуацией сдал в октябре 1941 года, а в декабре начал выпуск на новом месте и в январе 1942 года достиг довоен­ного уровня.

Начало 1942 года было переходным, когда тан­ковые, бронекорпусные и моторные заводы на ходу, не прекращая производства, перестраивались на крупносерийный и массовый выпуск.

С первых месяцев 1942 года начался быстрый рост танкового производства при непрерывном улучшении качества машин.

Данные прироста выпуска валовой продукции промышленности (в % к предыдущему году) при­ведены в табл. 3.

 

Таблица 3

Прирост выпуска валовой продукции промышленности (в % к предыдущему году)


 

Рост валовой продукции Наркомата танковой промышленности в 1943 году по сравнению с 1942 годом всего лишь на 8,6% объясняется тем, что в этот период не происходило резкого увеличения мощностей и, следовательно, не требовалось боль­ших капиталовложений; последнее характерно не только для 1943, но и для 1942 года: все достига­лось не за счет нового строительства, а в резуль­тате мобилизационного развертывания производ­ства. Необходимо отметить, что в 1944 году танко­вые заводы дали еще меньший, чем в 1943 году, валовой прирост продукции. Такая стабильность свидетельствует о том, что уже в предшествовав­шем, 1943 году, т. е. после двух лет войны, танко­вая промышленность обладала достаточными про­изводственными мощностями.

Задачи резкого увеличения выпуска танков, поставленные войной, потребовали коренной пере­стройки не только технологии, но и организации производственного процесса. Одним из основных средств роста производительности и снижения тру­доемкости был перевод производства танков на поточные методы и конвейер.

За время войны танковая промышленность вве­ла в производство более 850 агрегатных станков; одновременно с вводом специальных станков за­воды шли по пути модернизации существующего оборудования.

Развивалось собственное станкостроение для покрытия дефицита в станках, которые не могли быть поставлены со стороны (клепальные, для из­готовления радиаторной ленты, ряд протяжных, для обточки угольников в башне, для сверления внутренних отверстий в погоне и др.).

Одновременно с реконструкцией станочного парка шла модернизация технологии. Совершенст­вование технологии сопровождалось ростом ее ос­нащенности, изменением характера оснастки. Ста­ли применяться высокопроизводительные приспо­собления автотракторного типа с широкой норма­лизацией узлов и деталей. Автоматизация сварки по методу академика Патона, применение про­фильного проката для бандажей опорных катков (экономия 640 кГ на танк) позволили полностью освободиться от механической обработки фасонной части бандажа. Расширялось применение горячей и холодной штамповки.

Среднемесячный выпуск танков в 1940 году со­ставлял 230, в июле 1941 года — 570 и в августе 1941 года — 703. Специальные танковые дизель- моторы были впервые применены в советском тан­костроении; выпуск их составлял ежемесячно: в 1940 году — 161, в июле 1941 года — 701, в авгу­сте — 803.

Проведенная перед войной кропотливая работа по созданию и технологической отработке танка Т-34 и опробование его в серийном производстве позволили в кратчайший срок организовать вы­пуск этих танков на заводах, переданных в систе­му Наркомтанкопрома.

Увеличение выпуска танков против 1940 года составляет: в 1941 году — в 2,4; 1942 — в 8,8; 1943 — 8,6; 1944 году в 10,4 раза; за первое полу­годие 1945 года — в 10,8 раза. К маю 1942 года наша армия по осна­щению танками уже превосходила армию противника.

 

Таблица 4

Соотношение сил на советско-германском фронте по танкам


Соотношение сил на советско-герман­ском фронте по тан­кам представлено в табл. 4 (в числителе — численность тан­ков в действующих войсках Красной Ар­мии, в знаменате­ле — в гитлеровских войсках).

На фронтах Ве­ликой Отечествен­ной войны советские средние танки Т-34 и тяжелый «КВ» по­казали настолько высокие боевые ка­чества, что уже осенью 1941 года по требованию коман­дования немецко-фашистской армии гитлеровцы попыта­лись исследовать возможности орга­низации производ­ства Т-34. Однако это не встретило у не­мецких конструкторов никакой поддержки; их смущало, между прочим, не отвращение к под­ражанию, а невозможность выпуска с требуемой быстротой важнейших узлов, деталей Т-34. Немец­кая броневая сталь, например, уступала нашей (у гитлеровцев не было необходимого сырья).

Количественное превосходство и постоянный рост танкового парка Советской Армии вынудили фашистов в 1943 году перейти к производству но­вых типов танков: 45-Т «пантеры» и 57-T «тигра». Ho, если противник вынужден был заменить свои основные машины новыми, что влекло за собой снижение темпов производства, то советское тан­костроение ограничилось небольшой модерниза­цией Т-34.

15 декабря 1943 года на вооружение поступил танк Т-34-85 с мощной 85-мм пушкой. По своим боевым качествам он превосходил «пантеру».

Почти одновременно поступил на вооружение новый тяжелый танк второй мировой войны — ИС-2. Наша промышленность быстро освоила про­изводство этих боевых машин: в 1944 году было построено почти 11000 Т-34-85 и 2250 ИС-2. Фа­шистская Германия в том же 1944 году выпустила только 3740 «пантер» и 1000 «тигров» и «королев­ских тигров».

В создании, освоении, совершенствовании и мо­дернизации танка Т-34 в ходе войны большая за­слуга принадлежит А. А. Морозову, Н. А. Кучерен­ко, М. Г. Таршинову, Я. И. Баран, В. Г. Матюхину, П. Н. Горюну и другим создателям наших средних танков. Тяжелый танк ИС-2 создавали и совершенствовали известные конструкторы Ж. Я. Котин, Н. Л. Духов, А. С. Ермолаев, Н. Д. Шашмурин, Л. С. Троянов, М. Ф. Балжи, А. И. Благонравов и другие.

По бронированию танк ИC был в полтора раза мощнее тяжелого «тигра» и в два раза — «панте­ры». По калибру вооружения (122-мм) ИC в пол­тора раза превосходил немецкие «тигры». Испытав в боях мощь нашего ИС, немецкое командование вынуждено было издать секретный приказ, в кото­ром немецким танкистам предписывалось избегать боев, если на советской стороне применялись тан­ки ИС.

Следует отметить, что наряду с конструирова­нием новых танков, наши инженеры тт. Л. И. Горлицкий, М. Н. Щукин, Л. С. Троянов и другие со­здали на базе этих танков превосходные образцы самоходных артиллерийских установок. В 1942— 1945 годах было построено и испытано 29 различ­ных образцов артсамоходов.


О размахе разработки и внедрения новых со­ветских танков дают представление следующие цифры: в 1942 году было изготовлено 10 образцов новых типов опытных танков и артсамоходов, в 1943 — 21; в 1944 — 25; в 1945 году (до конца вой­ны с Германией) — 16. Все это позволило после тщательных и всесторонних испытаний принять наилучшие из них к серийному производству.

Появление новых боевых машин, танков и арт­самоходов в танковых войсках Советской Армии закрепило превосходство советской бронетанко­вой техники над техникой врага.

Рост мощности танков и танковых артсамоходных систем характеризуется следующими данны­ми:

- установка 85-мм пушек на Т-34 позволила этому танку вести успешную борьбу с появивши­мися у противника в 1943 году новыми танками и артсамоходами. Бортовая и башенная броня не­мецких танков «пантера» и «тигр» пробивалась 85-мм бронебойными снарядами с дистанции 1000—1500 м;

- установка 122-мм пушки на танке ИC обе­спечила превосходство над противником в артвооружении тяжелых танков.

По мощности выстрела 122-мм пушка Д-25 оставила далеко позади 88-мм пушки немецких танков.

Боевые действия танков ИC показали, что 122-мм пушка является наиболее действенным средством борьбы с тяжелыми и средними немец­кими танками.

С выпуском СУ-100 на базе Т-34 бронетанко­вые войска получили мощное средство борьбы с танками противника. Установленная на артсамоход 100-мм пушка Д-10С, превосходя 88-мм немец­кие танковые и артсамоходные пушки по мощно­сти бронебойного и осколочно-фугасного выстре­лов, не уступала им по скорострельности.

Артсамоходы ИСУ-122 и ИСУ-152 на базе тан­ка HC по мощности своего артвооружения опере­жали все известные в то время образцы зарубеж­ных артсамоходов. СУ-76 являлось средством борьбы, главным образом, против живой силы противника, его огневых точек.

С 1943 года сокращается выпуск легких и рез­ко увеличивается выпуск средних танков и мощ­ных самоходных установок.

Изменение удельного веса тяжелых и средних танков и самоходных установок (%) в общем объеме выпущенной за год войны бронетанковой техники иллюстрируется табл. 5.

 

Таблица 5

Изменение удельного веса танков и самоходных установок (%)


Рост выпуска танков и динамика изменения в выпуске наглядно показывают совершенствование танковой техники в ходе войны. Выпуск тяжелых и средних танков против 1940 года возрос: в 1941 году в 11,7; 1942 — 40,6; 1943 — 50; 1944 — 58,5; 1945 — в 61,8 раза.

На освобожденной территории, на полях сра­жений оставалось большое количество вышедших из строя танков, восстановление которых могло значительно улучшить обеспечение Красной Армии и оказать большую помощь танковым заводам. Созданные войсковые рембазы в полевых условиях не могли производить капитальный и средний ре­монты броневой части танков, вышедших из строя в результате сильных повреждений, требующих полного демонтажа и ремонта бронекорпусов в заводских условиях.

Для оживления и ввода в строй этих танков 19 февраля 1943 года постановлением CHK СССР при Наркомтанкопроме было создано Главное управление по ремонту танков (ГУРТ), организо­вавшее впервые в СССР капитальный ремонт тан­ков. Было возвращено к жизни 1334 бронекорпуса и 875 башен «тридцатьчетверок» без существен­ных затрат броневой стали. Ремонт бронекорпусов сохранил государству 18070 T бронелиста, из ко­торого были изготовлены 250 новых танков. Стои­мость ремонта корпуса обошлась государству при­мерно в три раза дешевле изготовления нового при сохранении его тактических броневых свойств.

Сэкономленные материалы позволили изготовить около 890 корпусов без дополнительных затрат. Появилась возможность детально изучить харак­тер поражения танков артиллерией противника и улучшить их конструкцию. За время своего су­ществования (упразднен 14 октября 1945 г .) ГУРТ отремонтировал 4332 танка и САУ; 7296ди­зель-моторов В-2; изготовил запчасти на 591 630 тыс. руб.

Западногерманский журнал «Зольдат унд тех­ник» в декабре 1965 года опубликовал статью, по­священную 25-летию создания советского танка Т-34, в которой говорилось:

«... В июне 1940 года сошел с конвейера пер­вый серийный советский танк Т-34. Этот танк, бесспорно, был подлинным шедевром в истории развития военной техники. В нем удачно сочета­лись технические элементы быстроходного крей­серского танка с высокой неуязвимостью, прису­щей танку непосредственной поддержки пехоты. Появление Т-34 на восточном фронте летом 1941 года было неожиданностью для немецких войск».

Танк Т-34 успешно выдержал суровые испыта­ния второй мировой войны. В то время как гитле­ровцы спешно проектировали и осваивали свои «тигры», когда англичане были вынуждены заме­нять устаревшие средние танки MK-H («Матиль­да») более мощными «Кромвелями», а американ­цы — М-3 не менее громоздкими М4-А2 («Шер­ман»), Т-34 претерпел лишь модернизацию, сме­нив 76,2-мм пушку на 85-мм. Более того, до сего времени эта машина остается образцом для под­ражания: не только ее конфигурация, но и многие технические параметры старательно копируются зарубежными танкостроителями.

Во время Великой Отечественной войны было изготовлено более 59 тыс. танков Т-34. Иностран­ные танки 30-х годов имели бензиновые двигатели. Т-34 и его собрат тяжелый танк KB оснащались дизель-моторами, которые обеспечивали значи­тельное увеличение запаса хода машины (расход топлива у советского танкового дизель-мотора 170 Г /л. с. ч., у бензиновых моторов 350 — 400 Г /л. с. ч.) и кроме того, уменьшали опасность в пожарном отношении, а также помехи в работе радио- и электрооборудования.

Следует напом­нить, что крупнейшие западные страны приступи­ли к производству специальных танковых дизель­ных двигателей лишь в конце 50-х—начале 60-х годов, т. е. спустя 10-15 лет после окончания вой­ны.

Представляют интерес отзывы зарубежных специалистов о наших танках времен Великой Отечественной войны.

Из английской печати:

«... Русские превзошли немцев не только в производстве танков, но и даже по качеству воо­ружения. Русский танк Т-34 является единствен­ным танком, которого боятся немцы. Они считают танк Т-34 наиболее эффективным и лучшим рус­ским танком, с которым им приходилось встре­чаться. Высокая маневренность, работа пушки и качество брони Т-34 превосходны, что делает его любимцем русских танковых команд. Танк KB представляет интерес исключительно благодаря его броне».

Отзывы американцев*:

«Конструкции русских танков KB и Т-34 были разработаны вскоре после польской кампании, до нападения Германии на Россию.

Данные машины являются новейшими образ­цами советских танков.

В процессе испытания установлено:

- контуры корпуса и башни говорят о прево­сходных баллистических данных;

- предусмотрены удачные места хранения боекомплекта в нижней части корпуса;

- пулеметы надежны и отличаются простотой конструкции;

- прицелы превосходны, смотровые приборы удовлетворяют требованиям;

- расположение ведущих колес сзади делает танки менее уязвимыми и способствует лучшему натяжению гусениц при подготовке к преодолению препятствий;

- торсионная подвеска танка KB представ­ляет значительный интерес и показала себя с хорошей стороны;

- низкий силуэт танков обеспечивает легкую маскировку;

- хорошая проходимость по пересеченной местности, по грязи и по снегу;

- заложенный принцип взаимозаменяемости и простота конструкций указывают на тенденцию массового производства и упрощение ремонта.

- Части, приборы и агрегаты танка Т-34 могут монтироваться на KB и наоборот, что требует бо­лее узкой номенклатуры запчастей».

Плановое использование людских и материаль­ных ресурсов, героический труд ученых, инжене­ров, техников, рабочих и служащих позволили, не­смотря на потерю важных экономических районов, больших производственных мощностей и энерге­тических ресурсов, не только догнать, HO и прев­зойти фашистскую Германию в производстве танков; об этом свидетельствуют данные табл. 6.

 

Таблица 6

Производство танков, шт.


 

В память о героическом подвиге воинов-танкистов и о вкладе танкостроителей в победу над врагом на многих заводах, на площадях городов Украины, Белоруссии, РСФСР, во многих городах освобожденных стран Европы установлены на по­стаменты советские боевые машины, выпущенные в 1941 —1945 годах.

Поставка США танков по лендлизу составляла по отношению к собственному производству только 7%. Это убедительно опровергает зарубеж­ные домыслы о том, будто победы Красной Армии в значительной степени обусловлены союзниками. Эрнст Бевин, бывший министром иностранных дел Англии в годы войны, вынужден был признать, что «вся помощь, которую мы были в состоянии ока­зать, была незначительной по сравнению с громад­ными усилиями советских людей».

Трудовые достижения советских танкостроите­лей в годы войны получили высокую оценку пар­тии и правительства.

Более 9 тысяч танкостроителей награждены ор­денами и медалями СССР, а товарищи В. А. Ма­лышев, А. А. Горегляд, Ю. Е. Максарев, И. М. Зальцман, Е. О. Патон, Б. Г. Музруков, Ж. Я. Котин, А. А. Морозов, Н. Л. Духов, Д. Е. Ко­четков удостоены высокого звания Героя Социа­листического Труда.

Советские танкостроители с честью выполнили свой долг перед Родиной, перед Красной Армией. Они внесли свою немалую долю в общенародное дело — разгром гитлеровской Германии.

Итоги Великой Отечественной войны Советско­го Союза против фашистской Германии и милита­ристской Японии убедительнейшим образом пока­зали, что в мире нет таких сил, которые смогли бы сокрушить социализм, поставить на колени народ, верный идеям марксизма-ленинизма, преданный социалистической Родине, сплоченный вокруг ленинской партии. Эти итоги — грозное предосте­режение империалистическим агрессорам, суровый и незабываемый урок истории.

 


* Из заключения о полигонных испытаниях русских тан­ков Т-34 и KB на Абердинском полигоне США.

 





 



ГЛАВНАЯ НА ВООРУЖЕНИИ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ
РАЗРАБОТКИ
ОГНЕВАЯ МОЩЬ
ЗАЩИТА ПОДВИЖНОСТЬ 

ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ  БИБЛИОТЕКА ФОТООБЗОРЫ