ГЛАВНАЯ | ПЕРСПЕКТИВЫ | БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ | НОВЕЙШИЕ РАЗРАБОТКИ | НА ВООРУЖЕНИИ | ГАЛЕРЕЯ | ССЫЛКИ | ГОСТЕВАЯ

 

Всем желающим сообщить дополнительные сведения или внести уточнения просьба писать по адресу: btvt@ukr.net

Текст отсканировал: Тера

 

НА ТАНКАХ СКВОЗЬ ПУСТЫНЮ

 

7 ноября 1990 года телефонные звонки потревожили многих людей в г. Якима (штат Вашингтон, США): ферме­ров, менеджеров, бухгалтеров, студентов. Из резерва морской пехоты США на службу призывался личный состав роты «В» («Браво») 4-го танкового батальона для участия в войне в Персидском заливе.

К 12 декабря рота была полностью укомплектована и насчитывала 14 танко­вых экипажей (по 4 в каждом из трех взводов и 2 — в управлении роты). 17 декабря подразделе! 1.ие перебросили в Ка­лифорнию, где началась переподготовка на новые танки М1А1 «Абрамc» (ранее резервисты готовились па М60АЗ). Ко­мандиры танков, наводчики и заряжаю­щие тренировались в стрельбе на элект­ронных тренажерах U-COFT, в окулярах которых они видели Аравийскую пусты­ню, пальмы, верблюдов и конечно, ирак­скую боевую технику. Командиры взво­дов и танков изучали тактику в специаль­ных классах. Со 2 января 1991 года на­чались полевые занятия, завершившиеся ротным тактическим учением с боевой стрельбой.

17 января личный состав прибыл, на самолете в аэропорт Аль-Джубаи (Саудов­ская Аравия). Вблизи пего получили танки, и с 26 января началось трехсуточ­ное батальонное тактическое учение. Со 2 февраля батальон вошел в состав общевойскового резерва экспедицион­ной дивизии морской пехоты и распо­ложился вблизи южной границы Ку­вейта. Здесь по два танка в каждом взводе были оснащены минными тра­лами.

Затем рота была придана 1-му батальону 8-го полка морской пехоты и три дня вместе с саперами и противотанкистами отрабатывала порядок преодоления мин­ных полей, инженерных заграждений, на­лаживала взаимодействие.

В 19.00 23 февраля пришел приказ па наступление, а уже в 04.58 следующего дня батальон пересек границу с Кувейтом. Стояла пасмурная погода, к тому же дым от пожаров на нефтяных скважинах силь­но ограничивал видимость.

 

Рис. 1.

 

Рис. 2.

 

В 06.36 батальон обнаружил первое минное поле и попытался преодолеть его с ходу. Противник вел редкий и непри­цельный огонь из стрелкового оружия. Но дело застопорилось. Минные тралы ока­зались неэффективными, а три из них попросту отвалились. Когда же проход был проделан и через него двинулся 1-й взвод, прогремел взрыв: подорвался на мине командирский танк. Однако эки­паж, не пострадал и принялся помогать остальным танкам разыскивать мины. Только в 08.34 рота наконец справи­лась с препятствием и продолжила на­ступление.

В 11.40 наткнулись на следующее мин­ное поле. Оборудование прохода затяну­лось до 14.45, так как спорадический огонь противника стал точнее. В 16.05, когда рота «В» находилась на левом флан­ге боевого порядка батальона (в нервом эшелоне наступали две механизирован­ные и танковая роты), разведка обнару­жила перед центром бронетехнику и пе­хоту противника в окопах (рис 1). Право­фланговый взвод тут же открыл огонь из пулеметов. Иракские солдаты побросали оружие и подняли руки вверх.

Первым поразил танк противника с дистанции 3750 метров сержант Глен Степшилд. Всего рота уничтожила в этом бою 10 танков, 4 джипа, 12 грузовиков, ЗСУ-23-4 и захватила 396 пленных. От­ветный огонь иракцев был безрезультат­ным: все снаряды ложились с большим недолетом.

Захватив первую позицию, батальон свернулся в колонну, имея в голове танки. На ночь подразделения заняли круговую оборону. В 05.45 25 февраля боевое ох­ранение доложило, что с востока слышен шум десятков танковых двигателей. Гус­той туман, пыль и дым горящей нефти не позволили сразу же обнаружить против­ника даже с помощью тепловизионных прицелов. В 05.50 3-й взвод заметил ко лониу иракских танков, двигающихся на юго-восток. Не мешкая, рота «В» развернулась в боевую линию (рис. 2).

Через пару минут на дисплеях тепло­визоров появились десятки целей, двигав­шихся правым бортом к направлению стрельбы на удалении около 1800 метров. Открыв огонь, экипажи за семь минут уничтожили более 30 танков и БТР, лишь немногим удалось удрать обратно в дым и туман.

К исходу дня батальон захватил пере­кресток дорог, за]*ершив окружение ди­визий первого эшелона иракской группи­ровки. Танкисты закрепились на занятом рубеже, построив боевой порядок «усту­пом влево». Когда в 02.30 26 февраля противник предпринял попытку про­рваться на север, они, используя преиму­щества тепловизоров, в ночном бою унич­тожили 10 Т-62, 12 БМП, три БТР, один МТ-ЛБ и четыре грузовика. С рассветом наступление продолжалось. На подходе к южной окраине столицы Кувейта рота вновь вступила в бой и уничтожила еще шесть танков, БМП, три МТ-ЛБ и четыре грузовика. 27 февраля Кувейт был осво­божден.

По окончании боевых действий танки­сты провели техническое обслуживание машин, погрузили их на морские суда, а сами самолетом отправились в США. С 25 апреля 1991 года они снова стали ферме­рами, бухгалтерами и студентами...

 

(По материалам журнала «Armor», September-October 1991)

 

НАШ КОММЕНТАРИЙ

 

Боевой результат резервистов(!), конечно же, впечатляет, - особенно не­сведущего человека. Действительно, переучившись за четыре недели на но­вые машины, они за четверо суток войны сумели уничтожить 59 враже­ских танков, в том числе 30 достаточно современных Т-72. Сами же потеряли одну машину, и то от подрыва на мине.

На первый взгляд, такой успех обеспе­чило прежде всего преимущество амери­канцев в качестве боевой техники. Объ­яснение простое, лежащее на поверхно­сти. Именно к такому выводу пришли многие военные обозреватели средств массовой информации, публикуя матери­алы по горячим следам войны в Персид­ском заливе.

Наш жур! 1ал, как известно, не торопил­ся анализировать итоги боев. Лишь в по­следнее время, когда улеглась пропаганди­стская пыль, поднятая вокруг «Бури в пустыне», и сквозь нее стали проступать очевидные факты, мы посчитали возмож­ным познакомить читателей с некоторы­ми оценками.

Публикуемый выше перевод на наш взгляд интересен тем, что представляет собой набор цифр и фактов, способству­ющих объективному анализу. Попробуем разобраться, за счет чего победили амери­канцы в сухопутном сражении, есть ли у них вообще недостатки?

Заметим, что отмобилизование роты продолжалось более трех недель. В срав­нении с нормативами, принятыми в Рос­сийской армии, такой срок выглядит непомерно большим. Переподготовка на новую технику и боевое слаживание в звене взвод-рота длились около месяца. Получение техники и сглаживание батальона — еще двенадцать дней. Таким образом, батальон был приведен в полную боевую готовность за два месяца. Размеренный, мирный характер подготовки бросается в глаза. Сработает ли эта сис­тема в случае крупномасштабной войны? Последуем за ротой «В» дальше. На преодоление первого минного поля ушло два часа, второго — три. Отметим важный факт — отсутствие организованного ог­невого противодействия иракских войск. Как известно, прикрытие минных полей заранее подготовленным огнем ПТУР, танков, артиллерии считается одной из аксиом тактики. Трудно сказать, сколько машин оставили бы американцы на поле боя, если бы им пришлось попасть под плотный прицельный огонь. Таким обра­зом, преодоление заграждений не отно­сится к сильным сторонам американских танкистов.

Теперь о самих боях. Очевидно, что М1А1 «Абраме» имели значительное пре­имущество в дальности стрельбы в усло­виях ограниченной видимости. Причина тому — применение тепловизионных прицелов. Вместе с тем в первом, дневном, бою иракское командование не использо­вало очевидных тактических приемов. Во-первых, отсутствовала позиция боевого охранения, во-вторых, не оборудовались минные поля, другие противотанковые препятствия. Противотанковые средства для ведения флангового огня из засад не

привлекались. Не были отрыты и око­пы-укрытия для танков, позволяющие появляться в поле зрения противника лишь на 8-10 секунд в момент выстрела. Можно привести и другие факторы, спо­собствовавшие успеху американцев.     :

Что касается ночного боя, то опять-та­ки поражает то ли беспечность, то ли некомпетентность иракских командиров. Ведь целый батальон двигался в линию ротных колонн, не имея впереди ни раз­ведки, ни походного охранения, ни хотя бы дозорных машин на флангах!

Рассмотренные примеры доказывают, что главная причина успеха американцев не в качестве техники, а в слабости, не­компетентности, низком морально-бое­вом духе противника и, напротив, в доста­точно высоком уровне профессионализ­ма своих войск. Что касается техники, то следует учесть, что самые лучшие танки Ирака Т-72 созданы в 1973 году, амери-канскиеМ1А1 «Абраме» — на двенадцать лет позднее.

 

Выводы.

Первое. Российской армии необходи­мо обратить самое серьезное внимание на боевую выучку войск. Хороший солдат, мастерски владеющий даже не самой со­вершенной техникой, способен нанести противнику устрашающие потери. Лучше иметь 10 современных электронных тре­нажеров на 100 устаревших танков, чем две сотни самых новых машин, возмож­ности которых используются лишь ча­стично.

Второе. В тактике ведения боя нельзя упускать из виду ни одного элемента — невнимание к любому из них превращает локальные преимущества противника в подавляющее превосходство. Наоборот, за счет усиления некоторых ключевых элементов можно сводить на нет преиму­щества противника.

Третье. В современном общевойско­вом бою решающую роль играет дальнее огневое поражение, в том числе и на уровне мелких подразделений. Приразра-ботке новых образцов вооружения необ­ходимо добиваться, чтобы эффективность их огня в условиях ограниченной видимо­сти лишь незначительно уступала днев­ной. Больше внимания следует" уделять средствам оптико-электронного наблюде­ния и прицеливания, устанавливаемым на машины, предназначенные для ведения боя на переднем крае (танки, БМП, БМ, ПТУР, ПТО и та).

Четвертое. Резко возросшая эффек­тивность современных огневых средств, их интеграция с разведывательными сис­темами изменили характер общевойско­вого боя. «Увидел — победил» — такова его формула. Необходимо обновить всю сегодняшнюю систему разведки. Недопу­стимо положение, когда огневые средства большой дальности «слепы» из-за низкой эффективности средств обнаружения или длительного прохождения информации через инстанции. Все должно быть наобо­рот. Маневр подразделениями и огнем, не опирающийся на достоверные и своевре­менные разведданные- обречен на неу­дачу.

 

Подполковник В.МУРАХОВСКИЙ