ГЛАВНАЯ | ПЕРСПЕКТИВЫ | БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ | НОВЕЙШИЕ РАЗРАБОТКИ | НА ВООРУЖЕНИИ | ГАЛЕРЕЯ | ССЫЛКИ | ГОСТЕВАЯ

 

При подготовке использовались открытые данные.

Всем желающим сообщить дополнительные сведения или внести уточнения просьба писать по адресу: btvt@ukr.net

(С. Шумилин, отрывок монографии «Советский основной танк Т-54/55»)

 

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ТАНКОВ СЕРИИ Т-54/55

В составе Советской армии танки Т-54 использовались при вводе войск в Венгрию в 1956 году, в 1968 году, вместе с Т-55, помогали ликвидировать «отклонения в строительстве социализма» в Чехословакии, а так же состояли на вооружении ограниченного контингента советских войск в Афганистане.
     В 1956 году в Венгрии пятьдесятчетверкам пришлось повоевать со своим «дедушкой» – Т-34/85. В Будапеште повстанцы захватили пять «тридцатьчетверок» Венгерской народной армии, которые затем принимали участие в боях с советскими частями. 2-я гв. МД (гвардейская механизированная дивизия) из состава Особого корпуса советских войск на территории Венгрии, которая 24 октября первой вступила в восставший Будапешт потеряла в этот день 4 танка. Уже к исходу дня численность советских войск в венгерской столице составила около 6 тыс. человек и 290 танков из 83-го ТП (танкового полка) и 37-го гв. ТП (гвардейского танкового полка), в городе было введено чрезвычайное положение.

В конце октября по требованию правительства Имре Надя советские войска были выведены из Будапешта, но группировка войск в Венгрии продолжала наращиваться, в частности сюда была переброшена 31-я танковая дивизия, получившая новые танки Т-54.

Советские танки T-55 в Праге, 1968 г. Экипаж сбивает пламя с крыши МТО после того как в танк попала бутылка с зажигательной смесью
Советские танки T-55 в Праге, 1968 г. Экипаж сбивает пламя с крыши МТО после того как в танк попала бутылка с зажигательной смесью

     4 ноября началась операция «Вихрь» по наведению порядка на всей территории Венгрии. К 11 ноября вооруженное сопротивление повстанцев было сломлено, включая и столицу – Будапешт. В ходе боев только 33-я МД потеряла 14 танков и САУ.

     В ночь с 20 на 21 августа 1968 года началась операция «Дунай» – ввод войск стран Организации Варшавского договора на территорию Чехословакии, подготовка к которой велась с весны. Главная роль в ней отводилась советским танковым соединениям и частям: 9 ТД, 11 гв. ТД, 13 гв. ТД, 15 гв. ТД, 31 ТД. Было задействовано около 2тыс. танков (в основном Т-54 и Т-55), которые появились на улицах чехословацких городов. В Праге через 5 часов после перехода границы. Чехословацкая армия сопротивления не оказала, поэтому больших жертв удалось избежать.

     В период боевых действий в Афганистане 1979-1989гг., танки Т-55 различных модификаций имели на вооружении танковые подразделения и части «ограниченного контингента», которые были представлены штатными танковыми полками введенных из ТуркВО и САВО трех мотострелковых дивизий: 24-м гв. ТП, 285-м ТП, 234-м ТП, а так же танковыми батальонами мотострелковых полков и бригад. Использование здесь относительно старых танков первого послевоенного поколения, объясняется несколькими факторами. Во-первых наиболее современные танки направлялись в дивизии Западной группы войск, а части дислоцированные на южной границе СССР в этот период были укомплектованы Т-55 и Т-62. Во-вторых, моджахеды на протяжении всей войны не имели танков и располагали ограниченным числом противотанковых средств, главным образом РПГ и безоткатными орудиями.

В Афганистане танки использовались небольшими подразделениями (взводы, реже роты), которые придавались для усиления мотострелковым, парашютно-десантным, десантно-штурмовым батальонам. На наиболее важных участках танки включались в состав сторожевых застав, охранявших коммуникации. Здесь они использовались в качестве дальнобойных, маневренных огневых средств. В начальный период войны, учитывая отсутствие у моджахедов средств ночного видения танки использовались для захвата важных объектов внезапным ночным ударом. Так, в декабре 1982 года танковая рота в течении ночи совершила марш и с ходу атаковала сильно укрепленную переправу через реку Панджшер на входе в Пандшерское ущелье. Бой велся с применением только приборов ночного видения. Моджахеды не имея представления о силах атакующих, бежали. Танки захватили переправу и обеспечили проход в ущелье мотострелковых подразделений.
     В целом Т-55 подтвердил свои боевые качества, хотя в особых условиях Афганистана и проявились некоторые его недостатки. В условиях высокогорья и сильной запыленности возникли проблемы с работой силовой установки, трансмиссии и ходовой части. Выявилась низкая стойкость к воздействию мин различного типа. Боевые потери танков Т-55 в Афганистане были сравнительно низкими. Соотношение выхода из строя по техническим причинам и боевым повреждениям бронетехники составляло 20:1. Боевые потери случались в основном от подрыва на минах, при этом более 50% поврежденных танков требовало капитального ремонта или вообще не подлежало восстановлению. Опыт боевых действий в Афганистане был использован при модернизации Т-55. Принятые на вооружение танки Т-55М имели улучшенную противоминную стойкость и усиленную броневую защиту. Они тут же стали поступать в 40-ю армию.

     Известны факты применения «пятьдесятпяток» в «горячих точках» на территории СССР, а затем и СНГ. Например, во время армяно-азербайджанской войны в Нагорном Карабахе. Здесь был отмечен случай танкового боя, когда азербайджанский Т-55 с дистанции 1000-1200м поразил подкалиберным снарядом башню армянского Т-72.

     Достаточно широко применялись Т-55 в ходе вооруженного конфликта в Абхазии. Грузинская армия располагала большим количеством танков Т-55. Только от 10-й дивизии Закав-казкого военного округа в Ахалцихе грузинской армии было передано 108 танков Т-55М. Российская сторона передала боевую технику Грузии с условием, что она не будет использоваться во внутреполитических конфликтах, однако об этом забыли уже на следующий день. Абхазкая сторона так же применяла Т-55, правда, в очень ограниченных количествах, спустя четыре месяца после начала вооруженного конфликта абхазкие формирования располагали только 8 танками (вероятно захваченных у грузин).

Танк Т-55АМ во время Абхазского конфликта. Сухуми, май 1993г.
Танк Т-55АМ во время Абхазского конфликта. Сухуми, май 1993г.

За пределами Советского союза танки Т-54/55 участвовали в боевых действиях практически на всех континентах вплоть до настоящего времени. К сожалению указать точные цифры переданных в ту или иную страну танков этого типа не представляется возможным, тем более, что поставки осуществлялись не только из СССР, но и из Польши и Чехословакии. Танками «59», «69» своего производства активно торговал Китай.
     Кроме того в ходе вооруженных конфликтов танки захватывались в качестве трофеев, причем иногда в значительных количествах.

     В различные годы Т54/55 поставлялись, состояли или состоят на вооружении в следующих странах:

Албании (15 Т-54 и 15 «59» на 1995 г.), Алжире, Анголе (66 Т-54Б на 1995 г.), Афганистане, Бангладеш (Т-54/ 55, «59»), Болгарии (Т-54,1145 Т-55 на 1991 г.), Боснии и Герцеговине (Т-55), Венгрии (Т-54, 1139 Т-55 на 1991 г.), Вьетнаме, Гвинее (8 Т-54 на 1992 г.), ГДР (Т-54, 1725 Т-55 на 1991 г.), Египте, Заире (16 «59» на 1995 г.), Замбии (16 «59» на 1995 г.), Израиле (трофейные Египетские), Индии (500 Т-55), Ираке, Иране, Йемене, Камбодже, Китае («59», «69» разных модификаций), Конго (Т-54), Кубе, Ливане, Ливии (100 Т-54 на 1975 г., Т-55), Мавритании (Т-54), Мьянме (100 «69-II» на 1995г.), Мозамбике, Монголии, Пакистане (1200 «59», 250 «69-II», 51 Т-55 на 1995 г.), Перу (около 300 Т-54/55), Польше (Т-54, 2093 Т-55 на 1991 г.), Румынии (Т-54, 1786 Т-55 включая румынские варианты TR-85 и TR-580 на 1991 г.), Северной Корее, Сирии, Сомали, Судане (70 Т-54 на 1979 г.), Таиланде (24 «59» и 110 «69-II» на 1995 г.), Танзании (26 «59» на 1995 г.), Того, Уганде, Финляндии (12 Т-54 на 1959г., 70 Т-55 на 1995 г.), Хорватии, Центрально-Африканской республике, Чехословакии (Т-54, 1927 Т-55 на 1991 г.), Эфиопии, Югославии (Т-54Б, Т-55АМ).

Наиболее яркой страницей боевой карьеры Т-54/55 стали ближневосточные войны. Здесь, будучи на протяжении более 30 лет основой танковых войск различных арабских государств, они принимали участие во всех вооруженных конфликтах. Причем зачастую одновременно на обеих противоборствующих сторонах. На вооружение Египта Т-54 начали поступать в 1953г. В сентябре 1953 года президент Египта Насер заключил договор на поставку оружия из Чехословакии. За ее спиной явно угадывался СССР, который на долгие годы стал основным источником оружия для Египта. По договору 1953 года из Чехословакии было доставлено примерно 230 танков, главным образом Т-34/85. о Египет получил так же небольшое число Т-54А, ИС-3 и 100 самоходок СУ-100.

Данных об участии египетских Т-54А в боях во время Суэцкого кризиса 1956 года нет. Во всяком случае в списках уничтоженных танков ни один из них не значится. Согласно израильским данным во время операции «Кадеш» (израильский план войны скординирован-ный с англо-французкой операцией) Армия обороны уничтожила 27 танков Т-34/85, 52 «Шермана», 15 «Валентайнов», 40 САУ «Арчер» и 6 СУ-100.

     После заключения перемирия Египет и Сирия продолжали усиливать боевую мощь за счет поставок боевой техники из СССР и Чехословакии. Еще в 1956 году Египет получил 120 чехословацких Т-34/85, что позволило ему до конца года перевооружить (практически создать заново) 4-ю танковую дивизию, разбитую в боях на Синае, Поставки тридцатьчетверок продолжились и 1962-1963 годах, в этот же период Египет получил и 130 Т-54А. В 1965-1967 годах была закуплена третья крупная партия танков – 150 Т-34/85 и Т-55,25 ИС-ЗМ и 150 ПТ-76. Сирия до 1967 года получила из СССР около 750 танков Т-34/85 и Т-54А. Танками Т-54 были полностью оснащены сирийские 14-я и 44-я танковые бригады.

     К 1967 году армия обороны Израиля, так же как и армии его противников, в основном закончила перевооружение и была готова к активным действиям. Главной ударной силой израильских бронетанковых бригад были 385 Центурионов (со 105-мм пушками) и 250 М48 (в основном, с 90-мм пушками). В Израиле начали готовить мощный превентивный удар по арабам, в надежде решить все спорные вопросы. Главным противником был Египет – на Синайском полуострове Насер сосредоточил пять танковых (935 танков и САУ) и две пехотные дивизии. Война, впоследствии получившая название шестидневной, началась 5 июня серией налетов авиации Израиля по арабским аэродромам. Успех был полным и абсолютное господство в воздухе удалось завоевать всего за несколько десятков минут. Сразу же после налета в бой пошли бронегруппы, на острие главного удара наступали подразделения вооруженные Центурионами. К утру 6 июня они продвинулись на 25 км в глубину египетской территории взяв в мешок 2-ю египетскую танковую дивизию. В этот же день командующий египетской армии генерал Амер отдал приказ об отводе войск с Синайского полуострова, которое очень скоро превратилось в бегство, а 8 июня израильские бронегрупы достигли Суэцкого канала. Как и предполагало, израильское командование, все решилось в первые два дня войны. С армией Египта на Синае было покончено. Синайский «блицкриг» обошелся израильской армии в 122 танка, что было для нее весьма значительным ущербом. Однако это не шло ни в какое сравнение с катастрофическими потерями Египта. Из 935 танков и САУ было уничтожено и захвачено в качестве трофеев более 820: 291 Т-54А, 82 Т-55, 251 Т-34/85, 72 ИС-ЗМ, около 50 Шерманов, 29 ПТ-76 и 51 СУ-100.

О накале боев свидетельствует этот снимок египетского танка, получившего попадание бронебойного снаряда прямо в ствол орудия.
О накале боев свидетельствует этот снимок египетского танка, получившего попадание бронебойного снаряда прямо в ствол орудия.

На сирийском фронте боевые действия начались только 9 июня. Израиль нанес главный удар силами шести танковых бригад на вооружении которых находились Центурионы. Им противостояли 14-я и 44-я танковые бригады сирийской армии оснащенные Т-54. К исходу дня оборона сирийцев была прорвана, однако в этот же день состоялось решение Совета Безопасности ООН о прекращении огня. Сирийский фронт был единственным, где соотношение потерь по танкам было не в пользу Израиля. 160 танков подбили сирийцы и около 80 израильтяне (73 Т-54 и Т-34/85, 7 СУ-100, несколько PzKpfw IV и Stug III).

     Шестидневная война только усилила напряженность на Ближнем Востоке. Израиль вел дальнейшее развитие своей армии уделяя первоочередное внимание усилению бронетанковых сил. Нашлось в них место и нескольким сотням захваченных у арабов Т-54/55. На них ставились пушки L7 американского производства, американские пулеметы; на части танков заменили дизели так же на американские. В вооруженных силах Израиля модернизированные Т-54 получили название «Tiran». Были приняты на вооружение и ПТ-76, на которых заменили пулеметы и радиоборудование. Всего на вооружении сухопутных войск находилось 1500 танков американского, английского и французского производства (М 60, М 48, «Центурион», АМХ-13), а так же около 200 трофейных Т-54/55 и ПТ-76 советского производства.

     Беспрецедентными темпами в 1967-1973 годах велось и перевооружение, а точнее, воссоздание боевой мощи арабских армий. Египет за это время получил 1260 танков Т-54/55, 400 Т-62, 150 новейших в то время БМП-1 и много другого вооружения. Поставки вооружений в Сирию были не менее масштабными. К началу боевых действий армия Египта насчитывала 2200 танков и САУ( из них 850 Т-54/55), Сирии – 1350 (в основном Т-54 и Т-55).

Готовиться к броску на Синай Египет начал в 1971 г., а окончательно план войны подготовили к августу 1973 года. Война началась в израильский праздник Иом-Киппура (судный день, отсюда и ее название – «Война Судного дня») 6 октября 1973 года. В 15.00 Египетские войска форсировали Суэцкий канал, на западном берегу которого располагалась система израильских укрепленных пунктов. 7-8 октября израильтяне попытались с ходу контратаковать пять переправившихся египетских пехотных дивизий с приданными им бронетанковыми бригадами силами своих 162-й и 252-й бронетанковых дивизий. Так на рассвете 7 октября подошедшая 460-я танковая бригада ведя огонь на дальних дистанциях, смогла без потерь со своей стороны сжечь 67 египетских Т-55 и Т-62. Однако по мере дальнейшего продвижения к каналу 460-я понесла значительные потери от ПТУРС и РГ и ей пришлось отступить.

     Жестокое танковое сражение, в районе Кантары длилось весь день 8 октября. В течении дня 162-я бронетанковая дивизия потеряла около 120 танков, 252-я бронетанковая дивизия около 170 танков. 600-я танковая бригада в одной из атак лишилась 24 машин за 18 минут – для борьбы с танками египтяне использовали две эскадрильи вертолетов Ми-4, вооруженных ПТУР. На следующий день была практически уничтожена 190-я танковая бригада, а ее командир Асаф Ятури попал в плен.

     10 октября на фронт прибыла израильская танковая бригада под командованием полковника Иоэль Гонена – тактическая группа «Gonen», на вооружении которой состояли египетские и сирийские Т-54/55, захваченные в ходе Шестидневной войны. Эта бригада действовала в секторе между Исмаили-ей и Эль-Фирданом, к северо-востоку от Моста Фирдан. Здесь израильские Т-54/55 участвовали в обороне важного опорного пункта, расположенного на песчаном холме, получившего название «Дом Англичанина» (из-за расположенного на нем старого английского барака времен Первой Мировой войны). С этого места прекрасно просматривалась и контролировалась вся местность до Суэцкого канала. Вместе с «Центурионами» и М48 израильские Т-54/55 вели бой против египетских Т-55 и Су-100 наступавшими со стороны канала. После войны башню одного из подбитых израильских Т-55 с установленной в ней 105 мм пушкой L7 перевезли в Каир для ознакомления.
     После некоторого затишья, 14 октября в 6.00 утра египтяне начали мощное наступление на шести участках фронта, в котором с их стороны участвовало более 1200 танков. К этому времени израильтяне смогли сосредоточить на Синае 750 танков. Так началась крупнейшая со времен Курской дуги танковая битва. В общей сложности на поле боя столкнулось более 2000 танков противоборствующих сторон. Яростные танковые дуэли продолжались в течении всего дня. Так на центральном участке танки М48 из 143-й бронетанковой дивизии открыли по наступающим египтянам огонь с дальней дистанции и в ходе боя, длившегося 50 мин., египтяне потеряли более 50 танков Т-55. К вечеру стало ясно, что египетская армия потерпела поражение. Нападавшие потеряли за день 264 единицы бронетехники, а обороняющиеся – 43.

     15 сентября перегруппировав силы, израильтяне предприняли успешное наступление на южном участке фронта в районе Большого Горького озера. К 24 октября был блокирован город Суэц. А 25 октября, когда до Каира оставалось около 100 км, наступление было остановлено в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН.

     На Голанских высотах сирийцы 6 октября с ходу протаранили первую линию израильской обороны, но тяжелый танковый бой продолжался и ночью. Темнота играла на руку сирийцам – их Т-55 и Т-62 были оснащены приборами ночного видения, а экипажи «Центурионов» и М48 могли полагаться только на осветительные снаряды и ракеты, фары и прожектора. Сначала израильские танкисты вели бой с включенными фарами, но выяснилось, что фары только благоприятствуют действиям сирийцев, демаскируя танки, а за время полета осветительных ракет командиры израильских танков не успевали отыскать противника и выдать целеуказания наводчикам. После того как в темноте несколько танков наскочили на камни и порвали гусеницы, командир израильской танковой бригады приказал своим машинам оставаться на местах и вести огонь по любым движущимся объектам.

     Ожесточенные бои на сирийском фронте продолжались до 10 октября, когда израильские войска восстановили положение и опять вышли на линию перемирия на всем ее протяжении. В этот день на стороне арабов в войну вступили Ирак и Иордания. К 12 октября израильские войска смогли продвинуться на 10-20км вглубь Сирии, а на отдельных участках сирийские войска были опрокинуты. Дорога на Дамаск была открыта. Сирийскую столицу спасли иракцы. Вечером 12 октября 3-я иракская танковая дивизия, имевшая на вооружении танки Т-54, с марша атаковала 9-ю (вооруженную «Центурионами») и 679-ю (вооруженную «Шерманами») танковые бригады армии Израиля. Это был первый бой иракских танкистов за всю историю вооруженных сил страны. Практически дивизия была уничтожена – подбито около 80 иракских танков (по другим данным 120), но смогла задержать израильское наступление. А 20 октября Израиль и Сирия заключили перемирие.

     По данным Министерства обороны Израиля собственные потери на сирийском фронте составили 250 танков, а потери Сирии и ее союзников – 1500 танков (в основном Т-54/55). Война «Судного дня» останется в истории, как случай наиболее массового применения танков Т-54/55, которые использовались как арабскими странами так и Израилем. Несмотря на высокие потери этих машин, они в целом, как минимум, соответствовали уровню современной им западной бронетехники. Это признавали и сами израильтяне, так один высокопоставленный офицер израильской армии отказался сравнивать американские танки с Т-54 и Т-62, заметив, что арабы «просто оказывались не в том месте и не в то время, с чем и связаны их высокие потери в танках». Другим подтверждением является то, что сразу после войны, в поисках альтернативы американскому М60 израильтяне обратились к Англии с предложением закупить танки «Чифтен».

     Следующим военным конфликтом на Ближнем Востоке в котором принимали участие Т-54/55 стала война в Ливане 1982 года. Боевые действия велись между Сирией и вооруженными формированиями организации освобождения Палестины (ООП) с одной стороны и Израилем с другой. К этому времени Т-54/ 55 уже уступили ведущую роль более современным Т-62 и Т-72, но все еще составляли значительную долю бронетехники Сирии, а также в модернизированном варианте, под маркой Ti-67 состояли на вооружении Израиля.
     В начале 1982 года сирийские вооруженные силы в Ливане контролировали около 70% его территории, включая столицу Бейрут. Большая и лучшая часть сирийских войск в Ливане была сосредоточена в долине Бекаа: 1-я танковая дивизия, 76-я и 91 -я танковые бригады на вооружении которых находились Т-62, Т-72. В Бейруте и пригородах дислоцировалась 85-я отдельная танковая бригада и несколько танковых рот, вооруженных Т-54. Всего сухопутные войска Сирии имели на вооружении 2200 Т-54/55, 1100 Т-62, 400 Т-72. Союзниками Сирии являлись отряды ООП, в составе которых имелись регулярные формирования – шесть бригад Армии освобождения Палестины; четыре бригады постоянно находились в Ливане, две – в Сирии. Организационно палестинские бригады включали три батальона «коммандос», танковую роту (Т-34 или Т-54/55; всего в ООП имелось до 60 Т-34-85, полученных из Венгрии, и 40-50 Т-54/55, ранее принадлежавших сирийцам), одну-две батареи 122-мм орудий или «Катюш» БМ-21 (всего 320 пушек и БМ-21).

     В вооруженных силах Израиля насчитывалось 1100 танков «Центурион», 650 М48, 810 М60, 400 «Меркав», 250 Т-54/55, 150 Т-62. Для участия во вторжении в Ливан которое получило кодовое название – операция «Мир для Галлилеи» выделялось 1200 танков. Наступление планировалось вести по трем направлениям – западному (на Бейрут), центральному и в долине Бекаа.

     Боевые действия начались 6 июня 1982 года, когда израильские войска пересекли северную границу Ливана. Первые столкновения израильтян и сирийцев произошли 8 июня (до этого израильтяне разбирались с базами боевиков ООП) в ходе боя за Джеззину. 11 июня развернулись тяжелые бои в предместьях Бейрута. Утром подразделения 96-й танковой дивизии, бригады «Голани» атаковали позиции сирийских 85-й танковой бригады и 62-й пехотной дивизии, действовавших вместе с бригадами ООП. Пригород Кфар-Силом обороняли две роты «командос» и 28 танков Т-54, в бой с которыми вступили два батальона пехоты из бригады «Голани» и усиленный танковый батальон на Меркавах. В ходе боя одна из рот «Меркав» уничтожила шестнадцать Т-54 и три БМП, но потеряла своего командира. Девятнадцать часов понадобилось изральским войскам, чтобы пройти вдоль главной улицы Кфар-Сила протяженностью всего один километр. Взяв город танкисты вышли непосредственно к южной границе Бейрутского международного аэропорта.

     После некоторого затишья, боевые действия в районе Бейрута возобновились. В августе при обороне территории аэропорта батальон танков Т-54 из 85-й танковой бригады и три батальона командос сумели остановить превосходящие силы израильской армии.

     Последнее на сегодняшний день крупномасштабное противостояние военных машин арабов и Израиля закончилось осенью 1982 года. Потери в войне были тяжелыми с обеих сторон. Армия обороны потеряла не менее трети своих танков. По израильским данным, сирийская армия и формирования ООП лишились 334 танков.

Еще одним Ближневосточным военным конфликтом в котором широко применялись Т-54/55 была ирано-иракская война, начавшаяся в 1980 году и продолжавшаяся в течении восьми лет. Боевые действия носили широкомасштабный и ожесточенный характер и велись с переменным успехом. На первом этапе (1980-1981гг.) успех сопутствовал Ираку, затем военная инициатива перешла к Ирану. В апреле 1988 года Ирак провел решительное наступление на юго-востоке страны (полуостров Фао) и освободил свою ранее захваченную территорию, что ускорило заключение перемирия. К началу войны танковые войска Ирака были в основном укомплектованы советской бронетехникой – Т-54/ 55, Т-62. Иран располагал 400 М60А1 и более чем 300 Чифтенами которые остались от армий Шаха. Любопытно, что в ходе войны обе стороны восполняли свои значительные потери в бронетехнике путем закупок танков в одном и том же месте – Китае. К этому Тегеран подтолкнул разрыв дипломатических отношений с США в 1979 г. и прекращение поставок американского вооружения, а Багдад – сокращение экспорта вооружения из СССР в начале 1980-х годов. В результате Иран получил из Китая 750 танков «59», а Ирак заключил с Пекином сделку на поставку свыше тысячи «69», около 600 из которых было получено до 1988 года (кстати именно на этой войне «69» получил боевое крещение огнем). К концу войны Багдад закупил так же около 700 танков «59».

В вооруженных силах Израиля насчитывалось 1100 танков «Центурион», 650 М48, 810 М60, 400 «Меркав», 250 Т-54/55, 150 Т-62. Для участия во вторжении в Ливан которое получило кодовое название – операция «Мир для Галлилеи» выделялось 1200 танков. Наступление планировалось вести по трем направлениям – западному (на Бейрут), центральному и в долине Бекаа.

     Боевые действия начались 6 июня 1982 года, когда израильские войска пересекли северную границу Ливана. Первые столкновения израильтян и сирийцев произошли 8 июня (до этого израильтяне разбирались с базами боевиков ООП) в ходе боя за Джеззину. 11 июня развернулись тяжелые бои в предместьях Бейрута. Утром подразделения 96-й танковой дивизии, бригады «Голани» атаковали позиции сирийских 85-й танковой бригады и 62-й пехотной дивизии, действовавших вместе с бригадами ООП. Пригород Кфар-Силом обороняли две роты «командос» и 28 танков Т-54, в бой с которыми вступили два батальона пехоты из бригады «Голани» и усиленный танковый батальон на Меркавах. В ходе боя одна из рот «Меркав» уничтожила шестнадцать Т-54 и три БМП, но потеряла своего командира. Девятнадцать часов понадобилось изральским войскам, чтобы пройти вдоль главной улицы Кфар-Сила протяженностью всего один километр. Взяв город танкисты вышли непосредственно к южной границе Бейрутского международного аэропорта.

     После некоторого затишья, боевые действия в районе Бейрута возобновились. В августе при обороне территории аэропорта батальон танков Т-54 из 85-й танковой бригады и три батальона командос сумели остановить превосходящие силы израильской армии.

     Последнее на сегодняшний день крупномасштабное противостояние военных машин арабов и Израиля закончилось осенью 1982 года. Потери в войне были тяжелыми с обеих сторон. Армия обороны потеряла не менее трети своих танков. По израильским данным, сирийская армия и формирования ООП лишились 334 танков.

Еще одним Ближневосточным военным конфликтом в котором широко применялись Т-54/55 была ирано-иракская война, начавшаяся в 1980 году и продолжавшаяся в течении восьми лет. Боевые действия носили широкомасштабный и ожесточенный характер и велись с переменным успехом. На первом этапе (1980-1981гг.) успех сопутствовал Ираку, затем военная инициатива перешла к Ирану. В апреле 1988 года Ирак провел решительное наступление на юго-востоке страны (полуостров Фао) и освободил свою ранее захваченную территорию, что ускорило заключение перемирия. К началу войны танковые войска Ирака были в основном укомплектованы советской бронетехникой – Т-54/ 55, Т-62. Иран располагал 400 М60А1 и более чем 300 Чифтенами которые остались от армий Шаха. Любопытно, что в ходе войны обе стороны восполняли свои значительные потери в бронетехнике путем закупок танков в одном и том же месте – Китае. К этому Тегеран подтолкнул разрыв дипломатических отношений с США в 1979 г. и прекращение поставок американского вооружения, а Багдад – сокращение экспорта вооружения из СССР в начале 1980-х годов. В результате Иран получил из Китая 750 танков «59», а Ирак заключил с Пекином сделку на поставку свыше тысячи «69», около 600 из которых было получено до 1988 года (кстати именно на этой войне «69» получил боевое крещение огнем). К концу войны Багдад закупил так же около 700 танков «59».

Иракский танк Т-55А (поздних лет выпуска, с установленным зенитным пулеметом). Ирано-Иракская война, середина 1980-х годов.
Иракский танк Т-55А (поздних лет выпуска, с установленным зенитным пулеметом). Ирано-Иракская война, середина 1980-х годов.

Последним на сегодняшний день вооруженным конфликтом на Ближнем Востоке в котором принимали участие танки Т-54/55 были боевые действия в зоне Персидского залива в 1991 году. Причем, здесь Т-54/ 55 и «59», «69» состоящие на вооружении Ирака, столкнулись с самыми современными танками западного производства – Ml «Абрамс» и «Челленжер» из состава межнациональных вооруженных сил. К началу боевых действий число танков со стороны межнациональных сил (МНС) составляло 5100, а Ирака 5300. Непосредственно в зоне боевых действий МНС задействовали 3500 танков, Ирак – 3700. Боевым действиям на земле предшествовала воздушная операция МНС, начавшаяся 17 января и длившаяся более месяца. В ее ходе, по оценкам командования МНС, Ирак потерял около 500 танков. 29 января Ирак попытался предпринять наступление на Рас-Хавджи (Саудовская Аравия), но успеха не достиг, потеряв за сутки 24 танка.

Иракский танк «Тип 69-IIG» в 25 милях юго-западнее г.Кувейт. Подбит снарядом одного из танков многонациональных сил.
Иракский танк «Тип 69-IIG» в 25 милях юго-западнее гувейт. Подбит снарядом одного из танков многонациональных сил.

     24 февраля 1991 года началась наземная операция МНС по разгрому южной группировки иракской армии – «Буря в пустыне». Темп наступления войск МНС достигал до-50 километров в сутки. Сухопутные войска Ирака были деморализованы предыдущими авиационными ударами и практически не оказывали сопротивления, за исключением частей республиканской гвардии (в частности танковой дивизии «Тавалкана» на центральном направлении). Попытки нанести контрудар этими частями свелись к отдельным разрозненным боям. К тому же, происходили они, как правило в ночное время, так как днем перемещение иракских танков было практически невозможно из-за господства в воздухе авиации союзников. Пользуясь преимуществом в дальности действия тепловизионных систем ночного видения (на танках Т-55 и Т-72 иракской армии стояли инфракрасные приборы второго поколения) американские и британские танкисты в серии ночных боев нанесли тяжелые потери иракским танкам. Вообще, по информации армии США, было всего семь случаев попадания иракских 125-мм танковых снарядов в M1 «Абрамс».

     В 8 часов 28 февраля иракские войска прекратили сопротивление, к этому моменту на некоторых участках войска МНС углубились на территорию Ирана на 200км. По утверждению американского командования, всего в ходе наступления было уничтожено 2162 иракских танка, при этом ни один Абраме не был потерян, а все машины получившие боевые повреждения были отремонтированы и снова введены в строй.
     Широко использовались танки Т-54/55 различными странами Азии. С середины 1960-х годов танки Т-54/55 советского и китайского производства в значительных количествах поставлялись в Индию (советские Т-55) и Пакистан (китайские «59»). В первой индо-пакистанской войне 1965 года на вооружении Пакистана в основном состояли танки М47 и М48 американского производства. Однако разгром 1-й пакистанской бронетанковой дивизии под Ассал Уттаром, где было подбито 100 пакистанских М48, а место боя получило название «Паттон Нэгер» – кладбище Паттонов, сильно подорвало доверие пакистанских военных к американским танкам. Индия в войне 1965 года использовала в основном английские Центурионы. По индийским данным во время Конфликта было уничтожено 462 пакистанских танка (в основном М 48), собственные потери оценивались в 160-200 танков (по пакистанским данным – 500).

Паттон Нэгер

     После 1965 года Пакистан наладил тесное военной сотрудничество с Китаем, который успешно восполнил пакистанские потери необходимым военным имуществом, включая несколько сотен танков «59». По западным данным к 1971 году в пакистанской армии насчитывалось не менее 700 «59». В конце 1960-х пакистанские «59» были слегка модернизированы, что бы полнее удовлетворять местным требованиям. На задней части башни была укреплена большая корзина для укладки возимой амуниции, а так же установлены гранатометы дымовых гранат английского образца на обеих сторонах башни. Со своей стороны Индия получила из СССР 500 танков Т-54А, Т-55 (по другим данным 450).

     Китайские «59» и советские Т-55 встретились в боях второй индо-пакистанской войны 1971 года. Ввиду того что эти танки были очень похожи и той и другой стороне пришлось принимать меры, что бы отличить своих от чужих. Причем если пакистанцы решили этот вопрос традиционно – нанеся на свои «59» знаки быстрого опознавания – горизонтальную белую полосу (шириной около 25см) вокруг башни, с разрывом на левой и правой стороне для номера, и белую полосу на эжектор пушки, то индусы поступили более оригинально.
     Они установили на стволы своих Т-54/55 ложные эжекторы увеличенного размера (на расстоянии 2/3 длины ствола от башни). Благодаря этому пушка Д-10 стала издали напоминать английскую L7 которой были вооружены индийские «Центурионы» и «Виджаяты», в большом количестве состоявшие на вооружении индийской армии.

     Первые танки Т-54 прибыли в Северный Вьетнам (ДРВ) в 1964 году. Они поступили на вооружение 202-го бронетанкового полка (первой и единственного на то время вьетнамской танковой части). В нем уже имелись танки Т-34/85 и ПТ-76. По западным данным к 1969 году бронетанковые войска ДРВ имели 60 Т-54, 50 Т-34/85 и 300 ПТ-76.

     Впервые северовьетнамские Т-54 вступили в бой в феврале 1971 года. В это время Сайгонские войска проводили операцию «Лам-Сон 719» на территории Лаоса, с целью нарушить работу «Тропы Хо Ши Мина» – системы коммуникаций по которой снабжались южновьетнамские партизаны. 8 февраля 1-я бронетанковая бригада армии Южного Вьетнама (в ее состав входили 11-й и 17-й бронетанковые полки вооруженные М41АЗ) начала наступление на лаосские города Алоу и Тхе-пон, с целью перерезать стратегическую дорогу №9. В завязавшихся боях приняли участие 202-й бронетанковый полк и два отдельных танковых батальона укомплектованные Т-54, приданные для усиления 70 армейскому корпусу ДРВ. 10 февраля южновьетнамские войска захватили Алоу, а основные бои с применением Т-54 развернулись севернее. В них по западным данным было потеряно до 9 танков Т-54 (6 -19 февраля и 3 – 27 февраля).

К концу 1971 года СССР и Китай поставили в ДРВ дополнительное вооружение, включая танки Т-54 и «59». Благодаря этим поставкам в ноябре 1971 года были образованы новые танковые полки 201-й и 203-й, а так же реорганизован старый 202-й полк. Обычным для танкового полка стал трехбатальонный состав – один батальон Т-54, один ПТ-76 и один оснащенный бронетранспортерами. В 1972 году Ханой запланировал провести решительное наступление на Юг силами регулярных подразделений армии ДРВ. В рамках его подготовки 171-й танковый батальон из 203-го бронетанкогого полка был переброшен по «Тропе Хо Ши Мина» из Северного Вьетнама в район восточ-нее Той Няня, недалеко от Камбоджийской границы. 38 сильно закамуфлированных танка Т-54Б прошли своим ходом более 900 километров за два месяца. Первый удар в 1972 году армия ДРВ нанесла 30 марта по позициям южновьетнамских войск расположенных вдоль демилитаризованной зоны в районе 38 параллели, силами 5 пехотных дивизий при поддержке 201-го и 202-го бронетанковых полков. 3-я пехотная дивизия Южного Вьетнама была смята и потеряв почти все тяжелое вооружение, отброшена к городу Куанг-Чи. Что бы задержать наступление к Куанг-Чи был спешно переброшен 20-й танковый полк армии Южного Вьетнама, на вооружении которого находились американские М48. 2 апреля к западу от Донг-Ха рота М48 обстреляв наступающие северовьетнамские танки с дальней дистанции подбила два Т-54 и девять ПТ-76, а 9 апреля отражая очередное наступление еще 16 Т-54 (не потеряв, как утверждается, ни одного М48). 23 апреля северо-вьетнамцы впервые применили ПТУР «Малютка» – три М48 были уничтожены и несколько машин повреждено.

     После некоторого затишья, 27 апреля наступление возобновилось. Т-54 прорвали линию укреплений и над обороняющимися частями нависла угроза окружения к северу от Куанг-Чи. Начавшееся планомерное отступление через некоторое время превратилось в бегство, при котором 20 танковый полк потерял все свои М48. 2 мая Куанг-Чи пал. Длившееся месяц сражение закончилось: для продолжения наступления у северовьетнамцев сил уже не было. Штаб 20-го танкового полка заявил об уничтожении в ходе этих боев более 90 танков Т-54 и ПТ-76 (все собственные потери – 100% имевшихся до начала сражения М48, отнесли на счет небоевых повреждений).

     Второй удар армия ДРВ нанесла на центральной возвышенности. 13 мая без артиллерийской подготовки два полка при поддержке танков атаковала город Контум со стороны дороги №14, еще две танковые атаки были проведены южнее и севернее. Только к 27 мая была захвачена северная часть Контума, но уже 31 мая северовьетнамские войска были вытеснены из города. К середине июня, когда осада Контума была прекращена, войска ДРВ потеряли около 80 танков.

     Третий удар наносился на южном участке в направлении провинциальной столицы ан Лок, вблизи Сайгона. В нем принимал участие уже развернувшийся 171-й танковый батальон (Т-54Б), а так же 20-й и 21-й отдельные танковые батальоны (Т-54). Ан Лок был окружен, а дорога №13 ведущая к Сайгону перерезана 20-м танковым батальоном, который неожиданно форсировал реку Сайгон по наведенному понтонному мосту. 13 апреля 20 и 21 -и танковые батальоны поддержали 9-ю пехотную дивизию, предпринявшую штурм ан Лока. Однако координация между танками, пехотой и артиллерией была слабой, а южновьетнамская пехота применила противотанковые ракеты TOW. В результате вошедшая в город колона из 6 Т-54Б, которая достигла главной улицы, была полностью уничтожена. Другие атакующие попали под авиационный удар потеряв до взвода танков.

     15 апреля 171-й танковый батальон участвовал во втором штурме ан Лока, в ходе которого было потеряно еще 12 Т-54. 9 мая северо-вьетнамцы предприняли очередную попытку взять Ан-Лок, начав атаку поддержанную 40 танками. К 12 мая Т-54 достигли северной и восточной части города, однако добиться решительной победы не смогли. После потери почти всех остававшихся 40 танков войска ДРВ отошли от города.

     За время наступлений 1972 года войска ДРВ потеряли около 400 танков. Для восполнения потерь в 1973 году СССР поставил в Северный Вьетнам очередную партию танков: Т-55, Т-54, Т-34/85, и ПТ-76, Из Китая были получены танки «Тип 59» и «Тип 63». Всего около 600 танков. Благодаря этим поставкам Северный Вьетнам смог укомплектовать 9 бронетанковых полков: 201,203, 204, 206, 207, 215, 273, 408 и 574-й. В 1974 году было начато формирование бронетанковых бригад, пятибатальонного состава. Первой из них стала 203-я бронетанковая бригада.

     Боевые действия в 1975 году начались с наступления северовьетнамских войск на города Гуе и Да-Нанг, в котором участвовали 273-й и 574-й бронетанковые полки (имевшие по одному батальону укомплектованному Т-54). После падения Да-Нанга – 30 марта, было принято решение взять Сайгон до наступления сезона дождей. Бронетанковые силы ДРВ начали стремительное наступление на юг вдоль приморского шоссе, проходя до 50км в день. В середине апреля 202-я бронетанковая бригада уже развернулась около Сайгона, с востока и юго-востока подходили отдельные танковые части. В конце апреля количество северовьетнамских танков вокруг Сайгона достигло 400 единиц. Штурм столицы завершился 30 апреля, когда танк Т-54 номер 843 из 203-й бронетанковой бригады прорвался к Президентскому дворцу.

     В 1979 году северовьетнамские Т-54 участвовали в отражении наступления китайских войск на северные провинции ДРВ. В этом конфликте они противостояли своей китайской копии – танку «59», которые правда были уже оснащены лазерными дальномерами, что существенно повышало точность стрельбы из пушки.

     Полем боя для Т-54 был и африканский континент. Во время сомалийско-эфиопского конфликта в 1978 году Т-54 находились в войсках обеих сторон. Во всяком случае они принимали участие в боях в составе войск Сомали. Значительное количество танков Т-54 было передано Анголе после провозглашения независимости в 1976 году.

В составе Народной армии Анголы (в которой, правда, было немало советских и кубинских военнослужащих) Т-54 широко использовались в боях с отрядами движения УНИТА и частями армии ЮАР. Интересно, что в специфических условиях полупустынь юга Анголы и рейдового (со стороны ЮАР) характера боевых действий противником «пятьдесятчетверок», и довольно опасным, стали пушечные колесные бронемашины ЮАР. Несмотря на слабое бронирование ЮАР-овские бронемашины «Эланд» Мк7 и «Ратель» FSV-90 были вооружены 90-мм пушкой (начальная скорость снаряда – 750м/с), способной пробить броню Т-54. Так в ходе на яженных боев на юго-востоке Анг лы осенью 1987 года бронемашины «Ратель» FSV-90 уничтожили несколько танков Т-54. Естественно, что и ЮАРовские бронемашины несли чувствительные потери. В боях за переправы на реке Ломба 13-14 сентября 1987 года было уничтожено четыре бронемашины «Ратель».
     В 1990-х годах Т-55 снова пришлось повоевать в Европе – полем боя стала разваливающаяся Югославия. Со второй половины 1991г. на территории Югославии начались боевые действия, переросшие в гражданскую войну. Развитие кризиса было обусловлено приходом к власти в Словении и Хорватии националистических сил, взявших курс на выход этих республик из состава СФРЮ и ориентацией центральной власти в Белграде на силовое решение конфликта.

Боевые действия в Хорватии начались летом 1991 года. Эта была самая настоящая война, в которой обеими сторонами применялись авиация, артиллерия, бронетанковые части. В боях участвовали все типы танков находившиеся на территории Югославии – Т-55, М-84 (югославский вариант Т-72) и даже Т-34-85 (бывшие на вооружении территориальных формирований Югославской народной армии). «Пятьдесятпятки» применяли обе стороны – некоторое количество этих танков хорватам удалось захватить у сербов. Известно, что в боях на Адриатическом побережье в районе Дубровника осенью 1991 года югославская народная армия использовала Т-55. Один из них был уничтожен экипажем хорватского танка Т-34/85 с надписью «MALO BIJELO».
     Похоже, что этим танкам найдется применение и в XXI веке.