ГЛАВНАЯ | ПЕРСПЕКТИВЫ | БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ | НОВЕЙШИЕ РАЗРАБОТКИ | НА ВООРУЖЕНИИ | ГАЛЕРЕЯ | ССЫЛКИ | ГОСТЕВАЯ

 

Всем желающим сообщить дополнительные сведения или внести уточнения просьба писать по адресу: btvt@ukr.net

Стивен Залога

Перевод с английского Михаил Эпштейн

http://www.waronline.org/

 

Бронетехника на Ближнем Востоке

 

1967 год: Шестидневная война

Начало войны в 1967 году было кульминацией ряда политических акций, которые убедили Израиль, что его арабские соседи планировали перейти от своей обычной пламенной риторики к применению силы. Египет вынудил уйти миротворческие силы ООН из Синая и угрожал блокировать Тиранский пролив. Примирение Иордании, Египта и Сирии после десяти лет периодических взаимных оскорблений создало серьезную перспективу согласованного нападения. Египет усиливал свои войска и танковые части в Синае. В ретроспективном плане сомнительно, что Насер всерьёз планировал нанести удар по Израилю; но, учитывая истерический накал его публичных заявлений и манёвры арабских войск на границах, едва ли удивительно, что Израиль среагировал на провокацию, подготовив упреждающее наступление. Израильская стратегия руководствуется рискованным географическим положением. Израиль маленький по площади, и очень узкий в области сосредоточения основной массы населения. Оборонительная война по европейской модели невозможна, так как нет территории для организации глубокой обороны. Поэтому израильская военная доктрина опиралась на наступательные операции, выполняемые мобильными силами в атакующем ключе, что, конечно, привело к культивированию бронетанковых и военно-воздушных сил. Планом 1967 года предусматривалось устранить основную угрозу - Египет - выбив его войска из Синая, а затем повернуться против Сирии и сполна расквитаться за пограничные инциденты предшествующего десятилетия. (До последней минуты израильское правительство пыталось избежать военных действий с Иорданией, и не будь король Хусейн втянут в войну преднамеренным обманом Насера, ход недавней истории мог бы быть совершенно другим.) Этот план требовал предельного напряжения возможностей мобильных сил Израиля, успех зависел от обычной несогласованности действий Арабских государств и обычного мастерства и решимости войск "Цахала".

 Синайский фронт.

Начиная с 1956 года соотношение бронетанковых и механизированных бригад в армии Израиля возросла за счет пехотных бригад. Большинство воинских частей, стоявших на Синае в 1967 году было бронетанковыми или механизированными. Типичная израильская бронетанковая бригада строилась вокруг двух танковых батальонов, обычно около 50 танков в каждом. Каждый батальон подразделялся на три - четыре роты, по три - четыре взвода в каждой. Эти два батальона поддерживались по крайней мере одним батальоном пехоты на полугусеничных БТР, плюс разведрота и бригадная артиллерия поддержки. Бронетанковые бригады вместе с механизированными или пехотными бригадами были сформированы в дивизии ("угда", см. выше) в различных сочетаниях. В течение войны 1967 года их было четыре: три на Синае и одна против Иордании и, позже, Сирии. Израильские правила цензуры все еще настолько тверды, что настоящие обозначения большинства бронетанковых бригад не известны, так что здесь бригады обозначаются именами своих командиров.

Ударными силами в северном Синае, "Дивизией Таль", командовал шеф бронетанковых войск генерал Исраэль Таль. Они состояли из 7-ой бронетанковой бригады полковника Шмуэля Гонена; бронетанковой бригады полковника Менахема Авирама; парашютно-десантной мобильной бригады полковника Рафаэля Эйтана; и механизированного разведывательного оперативного соединения полковника Ури Барома. В 7-ую бронетанковую бригаду входили 79-ый танковый батальон Эхуда Элада, вооружённый танками "Паттон" и 82-ой танковый батальон вооружённый "Центурионами". Бронетанковая бригада Авирама имела в составе батальон AMX-13 и батальон M51HV "Ишерман". Оперативное соединение Барома имело батальон "Паттонов" и несколько рот AMX-13.

К югу от Таля находилась "Дивизия Йафе", состоящая из бронетанковой бригады "Центурионов" под командованием полковника Исасхара (Иски) Шадми, и другой, также вооружённой танками "Центурион", во главе с полковником Эльхананом Селой. Дальше на юг находилась третья дивизия, "Шарон", имевшая в составе одну пехотную бригаду, и бронетанковую бригаду, которой командовал полковник Мордехай Ципори с одним батальоном "Центурионов" и одним - "Ишерманов". В дивизию также входили разведывательный батальон танков AMX-13 и парашютная бригада, которая ещё до начала боевых действий была послана на Иорданский фронт.

По плану дивизия Таля наносила удар через ключевой узел обороны Рафиах в секторе Газы и прорывалась к Эль-Аришу на побережье. Дивизия Йафе продвигалась через пустыню к югу от Таля для предотвращения усиления Эль-Ариша. Шарон должен был захватить важную позицию Абу-Агейла, которая создала Израилю такие проблемы в 1956 году, и затем прорываться к перевалам Гиди и Митла. Кроме трёх дивизий в Негеве находилась отдельная бронетанковая бригада под командованием полковника Альберта Мандлера как противовес египетским войскам Шазли.

Египетский гарнизон в Синае состоял из четырех пехотных дивизий, бронетанковой дивизии и бронетанкового оперативного соединения. 20-ая палестинская дивизия в секторе Газа имела батальон старых "Шерманов", примерно дюжина из них были M4/FL10. Позади неё 7-ая пехотная дивизия, дислоцированная на участке от Рафиаха вдоль побережья до Эль-Ариша, поддерживалась приблизительно 70 танками, включая и 30 тяжёлых ИС-3M. Имелась также рота СУ-100, большое количество БТР-152 и батарея ЗСУ-57-2, охранявшая взлётную полосу Эль-Ариш. 2-ая пехотная дивизия занимала позиции в треугольнике Абу-Агейла с приданными 88 танками, главным образом T-34-85, которые дополняли вкопанные в землю СУ-100. 3-я пехотная дивизия с поддерживающей её аналогичной бронетехникой оставалась в резерве вокруг Джебель-Либни.

В районе Кунтила - Нахл дислоцировалась 6-ая механизированная дивизия, в состав которой входили 1-ая бронетанковая бригада (танки T-54 и T-55) и 125-ая бронетанковая бригада (частично оснащённая тяжёлыми ИС-3M). Обычным составом египетских бронетанковых бригад во время были три танковых батальона по 31 танк каждый. 4-ая бронетанковая дивизия в районе Бир-Гафгафы была почти полностью вооружена новыми машинами, включая T-54, T-55 и ПТ-76. В неё входили две бронетанковые бригады, и механизированная пехотная бригада с дополнительным танковым батальоном; всего 4-ая дивизия имела приблизительно 250 танков и самоходных орудий и, приблизительно, 150 БТР. Силы Шазли, поддерживаемые 6-ой механизированной дивизией, имели приблизительно четыре танковых батальона с почти 120 танками. Всего к началу войны египтяне в Синае имели в распоряжении приблизительно 930 танков.

Израильтяне начали боевые действия 5 июня 1967 года с ряда невероятно успешных авиаударов по арабским аэродромам, что принесло израильским военно-воздушным силам, почти полное господство в воздухе в течение последующих боёв. Возглавляемая 79-ым танковым батальоном, дивизия Таля быстро ворвалась в Хан-Юнис. Совместный удар 7-ой бронетанковой бригады и сил Барома сокрушил оборону в районе Рафиаха, где было уничтожено приблизительно 20 окопанных T-34-85. Танки "Центурион" 82-ого танкового батальона нанесли удар по Шейх-Цувейду, где было подбито ещё десять T-34. Батальон "Паттонов" Барома, поддерживая атаку парашютистов на египетскую 7-ую пехотную дивизию у Рафиаха, оказался вовлечён в тяжёлый бой с египетскими танками и подбил 15 ИС-3M, пару T-34-85 и самоходку СУ-100. Бои вокруг египетских позиций около Кафр-Шан продолжались до полудня, а в последовавшей танковой дуэли "Паттоны" Барома уничтожили еще да ИС-3 и пять T-34-85. Один ИС-3M, атаковавший подразделение парашютистов, продвигавшееся без сопровождения, был выведен из строя удачно выпущенной винтовочной гранатой, которая срикошетировала от открытого люка башни в боевое отделение.

Тем временем передовая рота 82-ого танкового батальона прошла сквозь позиции Жиради, в основном не встретив сопротивления, но к подходу остальной части 7-ой бронетанковой бригады египтяне восстановили оборону и продолжали упорно сражаться. В лобовой атаке на Джиради командир 79-ого танкового батальона был убит и три командира рот ранены. В тот же день после заката в ночной атаке израильтяне прорвались через египетскую оборону и соединились с ротой "Центурионов" на дороге в Эль-Ариш. Танки оставались почти без топлива, но после пополнения запасов утром 6 июня бригада захватила Эль-Ариш. В ожесточённом сражении в городских предместьях рота "Паттонов" из соединения Барома захватила взлётную полосу, сломив сопротивление T-34 и ЗСУ-57-2, размещённых там.

На южном фланге наступления дивизии Таля в дюнах к югу от Шейх-Цувейда два танковых батальона Авирама оказались вовлечены в беспорядочное сражение с 20 ИС-3 и таким же количеством T-34-85. К вечеру египетские войска были разбиты, и бронетанковая бригада Авирама присоединилась к маршу на Эль-Ариш.

Дивизия Йафе начала движение утром 5 июня через пустыню между Талем на севере и Шароном на юге. Район рассматривался египтянами как непроходимый и мощной обороны там не было. Местность была коварная, и "Центурионы" шли на низшей передаче медленным маршем на запад. К вечеру того же дня бронетанковая бригада Шадми была южнее Бир-Лахфан, подходя под малоэффективным обстрелом противника. Одному батальону было приказано удержать дорогу и предотвратить любую попытку египетских танков атаковать южный фланг Таля в Эль-Арише. В сумерках 5 июня египетские бронетанковая и механизированная бригада начали приближаться со стороны Джебель-Либни и последовал огневой контакт. Израильтяне включили прожекторы и подбили несколько T-54, но это стало опасным, когда противник начал стрелять по огням и разбил прожектора, которые не успели выключить. Египтяне не использовали преимущества наличия на их танках инфракрасных прожекторов. Следующим утром противостояние завершилось. В долине ниже израильской позиции можно было увидеть 65 T-54, девять из них горели после ночного боя. Вызванные самолёты нанесли удар, и продолжилась артиллерийская дуэль. Египтяне отступили, оставив 28 подбитых танков.

Перед дивизией Шарона стояла трудная задача прорвать оборону в Абу-Агейле. Большинство египетских танков 2-ой пехотной дивизии - приблизительно 88 T-34-85 - занимали позиции в нескольких километрах позади основных линий обороны. После мрачного опыта 1956 года израильтяне тщательно подготовили ночную атаку с разных направлений. В тылу у египтян был выброшен парашютный десант с задачей подавления артиллерийских позиций; батальон "Ишерманов" открыл огонь по фронтальным позициям, в то время как мотопехота и танки карабкались сквозь вроде бы непроходимые дюны к северу от узла обороны для удара по неприкрытому левому флангу. Египетская оборона была прорвана и танки Ципори подготовились к египетской контратаке. Последовало жестокое ночное танковое сражение, но египтяне отошли перед рассветом, скорее опасаясь неизбежных израильских авиаударов и оставив примерно 40 T-34-85. Израильтяне в этом бою потеряли, вероятно, 19 танков, но захватили наиболее мощную полосу обороны в Синае. Во время этого столкновения бронетанковая бригада Мандлера выдвинулась в направлении Эль-Тамад и Нахла для предотвращения атаки соединения Шазли на дивизию Шарона.

Утром от 6 июня египетский главнокомандующий генерал Амер направил телеграммы дивизионным и бригадным командирам с приказом отходить к Суэцкому Каналу. Это было фатальное решение, тем более удивительное ввиду катастрофических последствий подобного приказа в 1956 году. Некоторые египетские офицеры были убеждены, что израильтяне не могли нанести свои разрушительные авиаудары без тайного сговора с Америкой, и боялись высадки морского десанта на Канале. Равное беспокойство вызывала скорость, с которой пали ключевые узлы обороны в Синае. Не было никаких планов для отступления с боем, это было прямое бегство перед лицом противника. К тому времени, когда стали преобладать более здравые советы Амеру отменить приказ, ущерб уже был нанесён: египетская армия поспешно отступала к Каналу и сопротивление развалилось.

Весь день 6 июня три израильских дивизии продвигались на запад. Самое большое столкновение бронетанковых сил произошло между египетским арьергардом у Джебель-Либни и танками 7-ой бригады и бригады Шадми. Египтяне выиграли некоторое время, ценой потери 32 танков. С этого момента для израильтян стало очевидным, что египтяне беспорядочно отступают. Они решили начать головоломный марш, пытаясь отрезать возможно большую часть египетской армии прежде, чем она достигнет Суэцкого канала. Дивизия Таля должна была продвигаться по дороге на Кантару вдоль побережья и жизненно важной дороге на Исмаилию в центральном Синае. Бригады танков "Центурион" Йафе должны были взять перевалы Митла и Гиди, а дивизия Шарона перекроет южные пути отхода. План состоял в том, чтобы послать небольшие силы вперед для блокирования ключевых дорог до подхода основных сил дивизий, которые атакуют окружённого противника.

Таль сконцентрировал большую часть бронетехники на исмаилийском направлении. 7-ая бронетанковая бригада попыталась окружить египетскую 4-ю бронетанковую дивизию около Бир-Гафгафы, но преуспела только в отлове одной единственной бригады, которую загнали "Шерманы" Авирама. В сумерках батальон лёгких танков AMX-13 из бригады Авирама оказался далеко впереди по дороге на Исмаилю, когда два батальона T-54 из-за Канала спешили к ней в тщетной попытке разблокировать 4-ую бронетанковую дивизию, которая, фактически, уже оставила позиции. Легкобронированных AMX было вдвое меньше, а их 75мм пушки были практически бесполезны против лобовой брони T-54. Несколько израильских танков и полугусеничных БТР были потеряны за минуты, хотя и T-54 понесли потери от отважных фланговых атак. Когда AMX'ы вынуждены были отступить, наконец подошла рота танков "Центурион" 82-ого танкового батальона, и после короткого боя египтяне, потеряв десять T-54, были вынуждены отойти.

Весь день бронетанковая бригада Шадми, содействуя дивизии Йафе, пробивала себе путь сквозь отступающие колонны египтян. Все больше "Центурионов" выбывали из-за выработки топлива, и когда 6 июня в 18.00 колонна достигла подходов к перевалу Митла, в строю оставалось только девять танков, четыре из которых буксировались из-за отсутствия топлива. Эта небольшая группа танков и полугусеничных БТР, спешно организовала засады, и вскоре их позиции были окружены отступающими египетскими колоннами. Одиночный израильский самолет присоединился к столкновению своими бомбами и ракетами. В боях ночью 6-7 июня соединение Шадми оказалось почти на пределе, и прибегло к использованию захваченного египетского снаряжения, когда его собственные боеприпасы подошли к концу. Наконец, подошли "Центурионы" из бригады Селы, и к утру египтяне прекратили попытки отхода через Митлу. Тысячи сгоревших танков, грузовиков и БТР заполняли дороги, ведущие в дефиле.

Дивизия Шарона продвинулась в направлении Нахла, где израильтяне нашли брошенные танки египетской 125-ой бронетанковой бригады, включая приблизительно 30 тяжелых ИС-3M. Утром 7-ого смешанные силы бронетанковых бригад Ципори и Мандлера вступили в четырехчасовое сражение с арьергардами отступающих войск Шазли, уничтожив приблизительно 60 танков и много другой техники. В это же утро, на севере 7-я бронетанковая бригада, прорвавшись через несколько арьергардов противника, достигла Суэцкого канала напротив Исмаилии. Части пошли на север вдоль Канала на соединение с отрядом "Гранит" около Кантары. "Центурионы" из бригады Селы начали прорыв арьергардной обороны в Митле, но столкнулись с ожесточённым сопротивлением. Ночная атака при свете прожекторов и вспышек орудийных выстрелов наконец увенчалась прорывом. К полудню 9 июня три все дивизии соединились и начали подбирать отставших. Тем же вечером вступило в действие перемирие, объявленное Организацией Объединенных Наций. В ходе марша через Синай израильтяне потеряли 122 танка; это довольно скромные потери, учитывая размеры победы, но в то же время серьезные потери для армии размера "Цахала", особенно среди командиров танков и воинских частей. Египетские потери были катастрофическими. Из 935 танков имевшихся в Синае к началу военных действий Египет потерял больше чем 820: 291 T-54, 82 T-55, 251 T-34-85, 72 ИС-3M, 51 СУ-100, 29 ПТ-76, и около 50 "Шерман" и M4/FL10. Потери в бронетранспортёрах и других видах бронетехники были столь же серьезными .