ГЛАВНАЯ НА ВООРУЖЕНИИ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ
РАЗРАБОТКИ
ОГНЕВАЯ МОЩЬ
ЗАЩИТА ПОДВИЖНОСТЬ 

ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ  БИБЛИОТЕКА ФОТООБЗОРЫ
 
 




ТАНКИ СЛЕДУЮЩЕГО СТОЛЕТИЯ: ВЗГЛЯДЫ СУХОПУТНЫХ ВОЙСК США

 

Марвин Либстоун

 

Известно, что никто не добивается успеха в разработке системы вооружения, не соотнеся ее с существующими условиями, возможностями и ограничениями, которые окружают ее во время развития от этапа концепции к разработке и производству.

Такая рациональная теория заключена в настоящее время в усилие по разработке танков следующего поколения, так как значение нового боевого танка можно оценить лишь в связи с воспринимаемыми его задачами, которые могут быть определены только путем обоснования того, кто является вероятным противником, как будет производиться сбор информации о его технике, местности, а также временных проблемах. По тем же признакам потенциальные эксплуатационные результаты введения нового танка могут возникнуть только из оценки огневой мощи, подвижности, методов командования и управления, наличия личного состава и имеющихся средств на закупку. При создании нового танка многое следует исследовать, обобщить и сделать определенные выводы.

 

Направление и тенденции

 

Должностные лица, занимающиеся разработкой танков сухопутных сил США, прилагают в настоящее время все усилия к решению проблемы назначение/возможности, задавая себе вопрос: “Какого же типа должен быть в следующем столетии танк, чтобы сражаться и побеждать в предполагаемых войнах?”

Точно определить, какими должны быть танки следующего поколения, периода после окончания холодной войны, совсем не легкая задача. В настоящее время сформировалось и развивается несколько политических, экономических и даже интеллектуальных тенденций, направленных на создание образа боевых машин для  взаимодействия с танками.

Тогда как некоторые из этих тенденций предлагают уменьшение использования танков как исключительной или основной ударной силы во время наземных операций, ряд из них не учитывает всех положительных качеств танков и разнообразия задач, которые они могут выполнять. Самой нелепой из этих тенденций является та, из которой следует, что с распадом и Варшавского Договора и Советского Союза, который использовал танки как основную силу, нет необходимости в основных программах модернизации танков США и других западных стран. Другая обманчивая тенденция, которая в значительной степени является результатом односторонней оценки успешных действий США во время операции “Буря в пустыне”, заключается в том, что современные самолеты для прорыва ПВО и штурмовики, плюс ракеты, запускаемые вне зоны поражения ПВО, могут эффективно заменить бронетанковые войска. Третья несостоятельная тенденция заключается в том , что армии, против которых, вероятно, придется бороться сухопутным войскам США, не будут иметь денег на закупку современных танков или они не будут сражаться на территории, позволяющей танкам действовать надлежащим образом.

Первое из этих ошибочных мнений уже опровергается. Хотя Россия теперь является вроде как союзником Америки, она является также торгующим государством; у нее имеются тысячи танков на экспорт по низкой цене и она уже организовала большой сбыт танков. Китай, который гордится самой большой в мире регулярной армией, усилил свои программы по созданию танков. Хотя арабо-израильское противостояние, ввергающее ранее в танковые сражения, значительно ослабло, существуют другие варианты осложнений обстановки на Среднем Востоке с возможной эскалацией

бронетанковых сил. Конечно, не без причины такие страны, как Кувейт, Саудовская Аравия, Оман и Объединенные Арабские Эмираты закупили недавно современные бронированные системы.

Слабость второго суждения подтверждается характером войн, которые возникали со времен операции “Буря в пустыне”, в бывшей Югославии и африканских конфликтах. В каждом из этих случаев самолеты и ракеты для ударов по целям в глубине обороны противника оказали бы меньшее действие на противника без привлечения танковых формирований.

Третьим ошибочным мнением в противотанковом постулате является мнение, что многие страны не могут позволить себе приобрести современные танки. Предполагается, что такие государства никогда не смогут/ не захотят увеличить GDP и (или) расходы на оборону. Кроме того, игнорируется факт, что, как правило, менее, чем через десять лет системы вооружения, которые поступают на вооружение государств с высокоразвитой промышленностью, становятся по средствам доступными почти всем.

Авторы разрабатываемых концепций, выступающие против создания танков, ссылаются на ряд объективных факторов. Распад Советской империи позволяет осуществлять программы разработки танков меньшей интенсивности, меньшей срочности и меньших размеров, тогда как опыт операции “Буря в пустыне”, конечно, повысил важность и эффективность совместных операций объединенных родов войск. Всегда будут армии, лишенные современных танков, и регионы, в которых не могут эффективно действовать большие формирования тяжелых танков.

Последнее направление таково: хотя трудно было бы оправдать грандиозные программы разработки и закупки танков в стиле холодной войны, танки должны, безусловно, продолжать рассматривать как  жизнеспособное объединенное средство нанесения в бою поражения противнику. Требуемые/допустимые степень и объем такого усилия, несомненно, являются другим вопросом и его в настоящее время исследуют сухопутные войска США.

 

Решения и программы

 

Что бы понять смысл мнения о модернизации танков сухопутных войск США, лучше всего последовать  предположению, что министерство обороны США, при будущих администрациях, остановится на стратегии двух войн, к которым, как оно заявляет, готовятся США.

Разрабатывающиеся концепции модернизации танков сухопутных войск США базируются на следующих факторах:

реальности бюджета, сокращающегося после прекращения холодной войны;

сокращение количества имущества промышленного изготовления;

изменения в планах действий противника.

Сухопутными войсками рассматриваются две основные концепции:

увеличение и доступность разработки;

варианты конструкции будущих танковых систем в пределах вероятных возможностей военно-промышленной базы США.

Первая концепция определяется лучше всего как процесс перехода от разработки к производству, основанный главным образом на технологии перспективного моделирования с помощью ЭВМ и называется процессом “создания предполагаемого опытного образца”. Вторая концепция объединяет военные требования с имеющейся системой интеграции и производства промышленных составных элементов для танков в пределах возможностей промышленной сферы США.

При осуществлении этих концепций, как надеется руководство войск США, может быть достигнут лучший и

более возможный способ разработки и закупки танков, оснащенных жизнеспособными вариантами будущих танковых систем, которые действительно могут быть созданы и поставлены промышленниками США.

 

Концепция 1:  создание предполагаемого опытного образца

Посредством применения теории и практики перспективного моделирования сухопутные войска будут определять положительные и отрицательные качества различных конструкций нового танка без необходимости создания реального (и, конечно, очень дорогостоящего) опытного образца машины для полевых испытаний. [ Для более подробного представления этого вопроса см. статью “The US Army Battle Labs: A New Engine For Innovation” (“Лаборатории в области ведения боя сухопутными войсками США: Новый двигатель будущего”) в журнале Military Technology 5/94, рр. 74-76 ]. Сэкономленные доллары могут быть использованы  затем на фактическую разработку конструкции, которая будет утверждена после многочисленных смоделированных боевых испытаний и оценок. Кроме того,  могут моделироваться и оцениваться  различные режимы работы и организации производства и инструменты до создания или модернизации сборочных линий.

 

Концепция 2:  варианты будущих систем вооружения сухопутных войск

На настоящее время сухопутные войска США могу указать на три основные варианта разработки танка будущего, хотя существующие планы возможных действий противника и бюджетные проблемы, вероятно, помешают сухопутным войскам начать какую-нибудь программу по новому танку ранее 2010 года.

Первый вариант включает дальнейшее совершенствование и модернизацию танков серии  М-1 “Абрамс”,  ведущие к так называемой компоновке 
М-1А3. Второй вариант предусматривает  создание вновь разрабатываемого основного боевого танка обычной конструкции, основанного на имеющихся в настоящее время или разрабатываемых технологиях. Наконец, третий вариант предусматривает технологический скачок вперед, по-видимому, создание “полностью электрического танка”.

В любом случае новая машина должна, по спецификации, обеспечить снижение общей массы системы на 30-50%. Так как  требования по живучести не собираются снижать, то предполагается, что введение решений по новой конструкции, проектов высокоэффективной защиты и достижений приобретет значительно большую важность, увеличивая таким образом давление на промышленность для предложения “лучших идей”.  

Рис. 1. В настоящее время сухопутные войска США пытаются определить новые па-раметры, на которых может основываться конструкция нового основного боевого танка:
1-минимальная конструкция, 28 т; 2-зона, представляющая интерес: а- обладающий поражающим действием, б- готовый к немедленному развертыванию, в- обладаю-щий живучестью, г- обладающий высокой подвижностью; 3-требуемый танк

 

Рис. 1. В настоящее время сухопутные войска США пытаются определить новые параметры, на которых может основываться конструкция нового основного боевого танка:

1-минимальная конструкция, 28 т; 2-зона, представляющая интерес: а- обладающий поражающим действием, б- готовый к немедленному развертыванию, в- обладающий живучестью, г- обладающий высокой подвижностью; 3-требуемый танк

 

 

Концепция танка М-1А3 “Абрамс”

 

Идея продолжить серию танков М-1 вариантом М-1А3, несомненно, заслуживает внимания, так как танк “Абрамс” имеет все еще значительный потенциал развития. Более того, лица, ведающие военным планированием, рассматривают дальнейшее развитие серии танков “Абрамс” как правильный путь, которым необходимо следовать до тех пор, пока не сможет быть разработана более эффективная система. С другой стороны, аналитики доказывают, что сокращение армии и экономические ограничения, которые должны быть улажены в начале следующего столетия, потребуют менее дорогостоящего и более легкого танка, чем танк М-1А3. Заявляют, что многие технологии для такой машины могут быть представлены для оценки к 2005 году.

Другой недорогостоящей альтернативой танку М-1А3, который фактически будет новым танком, созданным на узлах и агрегатах танка М-1, как кажется, будет небольшая модернизация существующего танка М-1А2. Однако это оставило бы армию с почти 70-т машиной -   что является  негативной      характеристикой для    различных   планов   вероятных  военных действий в    следующем столетии, в которых   особое    значение    придается возможностям     быстрого      развертывания    (особенно,  что    касается   воздушного   транспорта).    Кроме того, планируемый танк М-1А3, хотя и будет значительно легче, будет включать все элементы модернизации танка М-1А2 плюс легкую пушку ХМ-291 с большей дальностью действия, автомат заряжания, усовершенствованные боеприпасы, обобщение датчиков для оптимального управления огнем, более легкую гусеницу, более экономичный по расходу топлива и менее шумный двигатель для обеспечения большего запаса хода и лучшей подвижности на пересеченной местности, систему гидропневматической подвески и почти полное управление сигнатурой.

 

Рис. 2.  Модернизация танка М-1А2 включала комплект ветроники, который обеспе-чивает танковому парку эффект “средства увеличения силы” и увеличивает функции С3  (командования, управления и связи)/понимания и учета обстановки отдельных машин:

 

Рис. 2.  Модернизация танка М-1А2 включала комплект ветроники, который обеспечивает танковому парку эффект “средства увеличения силы” и увеличивает функции С(командования, управления и связи)/понимания и учета обстановки отдельных машин:

1-независимый тепловизионный прибор командира (CITV); 2-радиостанция SINCGARS; 3-электронный блок башни (TEU); 4-блок сопряжения радиостанции (RIU); 5-электронный блок управления огнем (FCEU); 6-объединенный дисплей командира (CID); 7-панель управления и дисплей наводчика (GCDP); 8-усовершенствованная рукоятка управления командира; 9-датчик относительного положения корпуса/башни (HTPS); 10-усовершенствованная рукоятка управления наводчика

Разработки перспективного танка в США
Дальнейшее развитие «Абрамс» БЛОК III (Дженерал Дайнемикс Лэнд Системз )

 

 

Концепции обычного основного боевого танка будущего.

 

Разработка основного боевого танка будущего в области существующей технологии должна опираться на “объединимые” подсистемы и элементы (хотя потребуются дальнейшие их испытания и оценка). Желаемым результатом является создание танка массой 40-50 т, который сочетает многие характеристики живучести без снижения других свойств. Очень часто, так как масса обычно вытекает из основной броневой защиты, компромиссным решением при переходе от более тяжелой к более легкой машине принимается параметр по конструктивной уязвимости. Следовательно, стоящая разработка танка будущего должна отличаться более эффективными системами активной защиты, установкой самых современных датчиков, максимальным снижением сигнатуры, включением в конструкцию титановых или композиционных элементов и более легких узлов - все это сочетание должно быть тем, что сухопутные войска называют “гибридной живучестью”. По мнению управления автобронетанковой техники сухопутных войск (TACOM), основным вооружением такого танка будет либо электротермическохимическая пушка, либо усовершенствованная обычная танковая пушка. Сокращенный экипаж (2-3 человека) будет размещаться рядом в корпусе и будет иметь идентичные рабочие места с экранами цифровых дисплеев.

 

Рис. 3.  В предлагаемой конструкции обычного основного боевого танка будущего обращает внимание сокращенное количество членов экипажа, которые будут раз-мещены на расположенных в корпусе рабочих местах, и включение полностью объ-единенной системы активной/пассивной защиты

 

Рис. 3.  В предлагаемой конструкции обычного основного боевого танка будущего обращает внимание сокращенное количество членов экипажа, которые будут размещены на расположенных в корпусе рабочих местах, и включение полностью объединенной системы активной/пассивной защиты:

1-повышенная готовность к быстрой переброске в любой район земного шара (уменьшенные объем и масса); 2-сокращенное материально-техническое обеспечение; 3-сокращенный экипаж (2-3 человека); 4-гибридная живучесть

 

Рис. 4.  На снимке представлена испытательная установка 120-мм электрической пушки. Новые технологии основного вооружения могут оказаться ключевой особен-ностью следующего поколения основного боевого танка

 

Рис. 4.  На снимке представлена испытательная установка 120-мм электрической пушки. Новые технологии основного вооружения могут оказаться ключевой особенностью следующего поколения основного боевого танка

 

Путь дальше: новейшая концепция

 

Полностью электрический вариант основного боевого танка будущего, начало создания которого возможно не ранее 2015 г., вероятно, будет иметь электромагнитную рельсовую пушку, запускающую снаряды с очень высокой начальной скоростью и высокой кинетической энергией, которая будет обеспечивать надежное пробивание брони. Более того, электромагнитная рельсовая пушка сможет получать энергию для пуска от силовой установки танка, так что нет необходимости укладки порохового заряда с каждым боеприпасом, в результате чего в значительной  степени увеличивается количество выстрелов. Электрическая трансмиссия заменит современную гидромеханическую трансмиссию, снижая массу и стоимость, а электрическая активная подвеска улучшит устойчивость во время передвижения по пресеченной местности. И наконец, перспективный основной двигатель (дизельный или газотурбинный двигатель мощностью 1500 л.с.) будет (полагаясь на большее электронное управление, чем в прошлом) иметь меньший расход топлива.  

 

Макет полностью электрического основного боевого танка будущего

 

Рис. 5.  Макет полностью электрического основного боевого танка будущего

 

Осуществление выбора: задача промышленности

 

Выбор одного из трех вышеупомянутых вариантов будет оставаться трудным для сухопутных войск США из-за многих неопределенностей. Устранение конструктивных сложностей, которые вызывают сомнения, задача промышленности.

Излишне говорить, что решение создать и использовать танк М-1А3 в начале следующего столетия выполнимо будет лишь в том случае, если промышленная база, производящая основные боевые танки США, сохранится и будет процветать. Без достаточных заказов на модернизированные танки М-1А2 и продажи военной техники и имущества иностранным государствам нет уверенности, смогут ли современные изготовители танков “Абрамс” (а также создатели и поставщики других танковых систем и многие их субподрядчики) быть в состоянии разработать и затем произвести танк М-1А3. Правительственные данные показывают, что экспортная продажа танков, а также другие программы по продаже танков, например, легкого танка AGS, будут ниже минимальных уровней промышленного производства вплоть до 2006 г., то есть за 4-5 лет до планируемой в настоящее время сухопутными войсками даты начала разработки танка следующего столетия.

Что касается возможного “обычного” основного боевого танка будущего, то подготовка разработчика к изготовлению фактического опытного образца и быстрому выходу производства в полном объеме к 2010 г. должна будет начаться задолго до того, как могут быть произведены оценки реальной угрозы в будущем столетии и стоимости, что требует большого риска в отношении затрат.

Что касается полностью электрического варианта танка, то в настоящее время нет достаточной гарантии, что требуемые технологии будут в распоряжении промышленности для разработки и производства его в 2015 г.

Эта трудность принятия решения возвращает нас к первоначальной концепции сухопутных войск США по разработке танка следующего столетия - создание предполагаемого опытного образца. Она обеспечит сухопутным войскам возможность оценить существующие и (или) планируемые технологии и элементы благодаря моделированию и при значительно меньших затратах. Наряду с этим, помощью в процессе принятия решения будет имеющаяся научная и техническая база сухопутных войск, представляемая и управляемая многими научно-исследовательскими органами разработки в сухопутных войсках и их военными отделами. Благодаря использованию этой базы, указанные учреждения располагают самыми передовыми достижениями в этой области и пониманием того, что нужно и что может быть получено для максимизации и обеспечения конструкций основных боевых систем.

Главные параметры для разработки боевых бронированных машин - огневая мощь, живучесть и подвижность, плюс все более важная функция С2 (командования и управления). В более ранних программах разработки танков слишком часто эти четыре интереса были противоречащими вместо того, чтобы быть совместимыми и сочетаться гармонично. Перспективной разработкой в этом отношении является то, что технология разработки электрической рельсовой пушки показала себя заслуживающей внимания. Во время ряда испытаний в 1993 году, проведенных управлением перспективных исследований и перспективного планирования НИОКР МО (ARPA), было показано, что пушка обладает повышенной дульной энергией, имеет увеличенные дальности обстрела целей, сокращенное время полета снаряда, сниженную сигнатуру стрельбы и увеличенные возможности нанесения удара.

Скоро будут проведены испытания защитных систем танка, которые должны предотвращать попадания от наносимых по танку горизонтальных ударов и ударов сверху благодаря использованию объединенной сети датчиков и ручных и автоматических мер противодействия целому диапазону средств нападения противника, включая “самонаводящиеся” боеприпасы. Во время испытаний будут также оцениваться новые конструкции шасси, которые должны повысить подвижность.

Таким образом, есть хорошая возможность того, чтобы создание предполагаемого опытного образца и выводы, извлекаемые из научных и технологических анализов, были использованы при создании второго и третьего вариантов.


 

Перспектива: создание предпосылок для изменения взглядов.

 

Никто не может сказать, что попытка сухопутных войск США модернизировать танк для боевых действий в следующем столетии находится в неизбежной опасности прекращения, но это странные времена для миротворцев, которые должны охранять чужие края и использовать вооруженные силы, чтобы остановить незаконную агрессию. Даже снабженец продовольствием не может быть полностью уверен в контракте на следующий год. Понятно, что сторонникам танков необходимо непрерывно усиливать свои доводы, даже тогда, когда кажется, что дела идут хорошо.

По запискам Сун-Цу, Клаузевица и современных командиров бронетанковых войск, таких как Паттон, Роммель и Монтгомери, мы можем узнать, что лучше всего превращать цинизм в “осторожный оптимизм” или, как предлагает девиз военной оганизации США, усвоить “могу сделать” в качестве принципа продвижения к своим целям. Как только решение продолжать что-то прочно внедрено, следующим шагом является внедрение своего основания так глубоко в понимаемые положительные значения, что необходимое усиленное сотрудничество и  поддержка от других последуют с готовностью.

Для сухопутных войск США недостаточно будет обеспечить обычным способом свои исследования хороших и менее хороших качеств создания предполагаемого опытного образца и трех вариантов танка следующего столетия. Этого будет недостаточно так как годовой военный бюджет будет продолжать сокращаться, а появляющиеся угрозы будут осознаваться как “поражаемые” или “сдерживаемые” средствами вооружения, иными чем танки. Пока сухопутные войска США не выставят ряд убедительных причин для изменения взглядов по использованию танков, которые будут приняты не только их офицерами и рядовым составом, но которых будут также придерживаться и министр обороны США, Конгресс США, Белый дом и большинство ведомств в национальной безопасности, надлежащий контингент бронетанковых войск США на 21-е столетие может не состояться.

В настоящее время недостаточно говорится, чтобы ответить на вопросы, беспокоящие тех, кто будет скоро принимать решения, сколько денег, людских ресурсов, материалов и энергии потребуется для поддержки танков следующего столетия и должны ли придать танкам статус более высокого или более низкого приоритета. Самым важным для сухопутных войск США является то, что сторонники танков увеличивают свои усилия для объяснения всему миру, что подлинные проблемы, которых опасаются руководство Пентагона, Конгресс, президент и остальная часть элиты национальной безопасности США, могут быть смягчены приобретением одного или более из вариантов танков, исследуемых в настоящее время. Следует сделать более наглядным, что создание предполагаемого опытного образца бронетанковых войск снизит стоимости разработки, а также обеспечит средства для приобретения других систем, снижая дальше расходы. Следует учитывать, что угрозы 21-го столетия в конце концов потребуют развертывания танков в обстановке тактики действия объединенных родов войск, а использование имеющихся, а не будущих, танковых систем будет значительно дороже в эксплуатации, ремонте, по людским ресурсам и живучести оборудования, обрекая таким образом выполнение задачи на провал.

Более того (и самый верный путь), сухопутным войскам необходимо сделать их доводы в пользу экономии благодаря созданию более дорогих новых танков значительно более ясными, выдвигая на первый план то, что использование танка М-1А3, или обычного танка будущего, или полностью электрического танка будущего даст экономию в том, что потребуется меньшее количество основных боевых танков для выполнения крайне необходимой задачи и что каждый танк будет обладать повышенной живучестью против известных боевых средств противника, требовать меньших по численности экипажей, обеспечивать более точную и смертоносную огневую мощь днем и ночью и будет менее дорогостоящим в эксплуатации и ремонте.  


 

 

 

 

Marvin Leibstone

Next-Century Armour :

The USA Army Approach.

Military Technology, 1994, Nо10.

 





 



ГЛАВНАЯ НА ВООРУЖЕНИИ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ
РАЗРАБОТКИ
ОГНЕВАЯ МОЩЬ
ЗАЩИТА ПОДВИЖНОСТЬ 

ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ  БИБЛИОТЕКА ФОТООБЗОРЫ