ГЛАВНАЯ | ПЕРСПЕКТИВЫ | БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ | НОВЕЙШИЕ РАЗРАБОТКИ | НА ВООРУЖЕНИИ | ГАЛЕРЕЯ | ССЫЛКИ | ГОСТЕВАЯ

 

НЕОБХОДИМОСТЬ ПЕРЕМЕН

Об авторах

Гапоненко Альфред Григорьевич. Генерал-лейтенант. Родился в 1931 г. Служил в Советской Армии с 1951 по 1991 г.

Службу проходил в танковых войсках на командно-штабных дол­жностях от командира взвода до командира 8-й Гвардейской танко­вой дивизии 5-й Гвардейской танковой армии Белорусского военно­го округа. Участник боевых действий в Афганистане.

7 лет проработал в Генеральном штабе, затем 7 лет на военно-дипломатической работе. Кандидат военных наук.

Старостин Михаил Михайлович. Полковник. Родился в 1937 г.

В 1967 г. закончил Военную академию бронетанковых войск по специальности «эксплуатация, ремонт и производство бронетанко­вой техники», проходил службу в войсках на различных должностях. С 1971 г. работал в Военной академии бронетанковых войск.

Заслуженный изобретатель Российской федерации. Кандидат технических наук. Профессор.

Хомич Вадим Иванович. Полковник. Родился в 1926 г. В 1944 г. окончил Военную школу радиоспециалистов танковых войск и был" направлен на 1-й Белорусский фронт. В 1945 г. поступил в ВАБТМ им. Сталина, которую окончил в 1951 г, В дальнейшем работал стар­шим научным сотрудником, преподавателем Академии БТВ им. Ма­линовского. Демобилизовался в 1977 г., далее работал преподава­телем МАДИ, ГЦППМ, ВИСМа, кандидат технических наук.

Профессор, член-корреспондент Российской экологической ака­демии, председатель военно-технической секции ВНО Культурного центра МО.

Резниченко Вячеслав Иванович. Родился в 1938 г. Старший инженер-лейтенант запаса.

В 1956 г. поступил в Московский авиационный институт. После окончания МАИ был направлен в ОКБ М.Л. Миля. Кандидат техничес­ких наук. Является одним из ведущих специалистов в области компо­зиционных материалов, создания ударопрочных конструкций, обла­дающих повышенной боевой живучестью.

Автор более 150 научных трудов, учебных пособий, учебников, монографий и изобретений. Профессор, член-корреспондент Россий­ской экологической академии, член военно-технической секции ВНО Культурного центра МО с 1996 г.                          

 

Двадцатый век ознаменовался двумя крупнейшими в истории человечества войнами с огромными людскими и мате­риальными потерями. Прошедшие вой­ны кроме этого характеризовались кар­динальными изменениями в способах и методах ведения боевых действий и в во­енной технике.

Если в Первой мировой войне новин­кой явилось применение танков и само­летов, то во Второй мировой танки и авиация стали решающими видами ору­жия, определяющими исход сражений.

Боевые свойства танков (высокая подвижность, огневая мощь и защищен­ность от средств поражения противни­ка) во многом определяли характер, тем­пы и успех боевых операций. Так было во время блицкригов начальной фазы Второй мировой войны — победного ше­ствия немецких танков по Европе, это же наблюдалось и на заключительном ее этапе, когда советские танки, за считан­ные месяцы преодолев пол-Европы, за­вершили разгром немцев в Берлине.

В ходе войны танки непрерывно со­вершенствовались, улучшались их бое­вые качества, технология производства и восстановления. Одним из итогов Вто­рой мировой войны стало превращение СССР в великую танковую державу, об­ладающую наиболее мощными и боеспо­собными танковыми войсками.

За военные годы наша промышлен­ность дала фронту свыше 98000 танков и САУ, что почти в 3 раза превысило их про­изводство в Германии и ее странах-сател­литах. Не менее существенно, что за эти годы ремонтными заводами и силами тан­ковых частей было восстановлено и вве­дено в строй около 400 тыс. боевых еди­ниц бронетанковой техники. Последнее обстоятельство — быстрое восстановле­ние танков — не раз играло решающую роль в продолжительных боях. Как свиде­тельствует участник битвы под Курском кандидат военных наук В.М. Крят [I], од­ной из причин, побудивших немецкое ко­мандование выйти из крупнейшего танко­вого сражения Второй мировой войны — битвы под Прохоровкой, явилось быстрое восстановление на поле боя около двухсот советских танков, что резко изменило со­отношение сил в нашу пользу.

По совокупности боевых качеств со­ветский Т-34 стал лучшим танком Второй мировой войны. Общие принципы, зало­женные в его конструкции, послужили основой для развития танков во многих странах в послевоенные годы.

Вместе с тем, как отмечает профес­сор А.С. Степанов [2], советским танкам принадлежит «лидерство» не только в боевой эффективности, но и по потерям. Как отмечено в его статье, «суммарные потери нашей армии в танках и САУ разных типов составили за годы войны 96,5 тыс. единиц. Соотношение наших и немецких потерь оказывается 2,27:1, т.е., несмотря на превосходство наших Т-34 и KB над немецкими танками, в пер­вые годы войны мы потеряли в два раза (слишним —ред.) больше машин...» При­чинами этого стали недостаток опыта боевого применения танков, большая сменяемость и недостаточная обученность танкистов и ряд других обстоя­тельств. Эти факторы, конечно, не ума­ляют роли наших бронетанковых войск в общей победе, но, несомненно, долж­ны были учитываться в дальнейшем.

В числе мер, предлагаемых А.С. Сте­пановым для минимизации потерь, ука­зывается изменение организационной структуры танковых частей, а также не­обходимость дальнейшего развития кон­струкции танков с целью повышения их огневой мощи, бронезащищенности, улучшения живучести.

В послевоенный период, и особенно в годы «холодной войны», во всем мире активно продолжались работы по совер­шенствованию конструкции танков. В Советском Союзе в разные годы были разработаны и приняты на вооружение танки Т-54, Т-64, Т-72, Т-80 и Т-90, обла­дающие исключительными боевыми ха­рактеристиками. В силу этого отече­ственные танки широко экспортирова­лись в страны Ближнего, Среднего и Дальнего Востока, Африки и Латинской Америки, Варшавского Договора, со­ставляя ныне больше половины танково­го парка мира.

За рубежом были созданы такие тан­ки, как «Леопард-1» и «Леопард-2» (Гер­мания), Ml «Абрамс» (США), «Челленджер» (Великобритания), «Меркава» (Из­раиль) и др.

В работе над современными танками конструкторы в основном опирались на опыт прошлой войны, при этом недо­статочно учитывая достижения в других видах оружия и опыт современных так называемых «локальных» войн. Это при­вело к известному кризису и застою в дальнейшем развитии танков начиная с 1990-х гг.

Внешними проявлениями кризиса можно считать резкое сокращение вы­пуска танков (в десятки раз), свертыва­ние научно-исследовательских и опыт­но-конструкторских работ, уменьшение численности танков в войсках, а следо­вательно, и снижение потребности в

производстве танков.

Причинами кризиса явилась разряд­ка международной обстановки, спад на­пряженности между великими держава­ми, а также, не в последнюю очередь, итоги локальных войн последних 50 лет. Эти войны (арабо-израильские войны, ирано-иракские конфликты, войны в Ираке и др.), характеризовавшиеся мас­сированным использованием бронетан­ковой техники, широким применением авиации, а также новейших противотан­ковых средств, поступивших на воору­жение сухопутных войск, выявили ряд недостатков современных танков, значи­тельно снизивших боевую эффектив­ность их применения в современной войне. Эти недостатки привели к резко­му увеличению потерь и в ряде случаев заставили отказаться от массового ис­пользования танков в боевых действиях.

В военных кругах некоторых стран возникло мнение о бесперспективности применения танков как основной удар­ной силы сухопутных войск. Так, в сере­дине 1970-х гг. американцами был отснят и широко растиражирован учебный фильм с условным названием «Вертоле­ты против танков», в котором убедитель­но показывались преимущества приме­нения вертолетов для борьбы с танками противника. На основании опыта учений авторами фильма делалось заключение о превосходстве в боевой эффективно­сти вертолетов в сравнении с танками в соотношении 14:1. Опыт успешного ис­пользования вертолетов в арабо-израильской войне 1973—1975 гг. подтверж­дал этот вывод.

Слабая защищенность танков при атаках с воздуха, большие потери в бро­нетанковой технике при действиях в на­селенных пунктах (в частности, в Чечен­ской кампании 1994—1995 гг.) вызвали необходимость в пересмотре взглядов на требования к современному танку.

В 1998 г. военно-технический коми­тет ГШ МО предложил военно-научно­му обществу при ЦДСА разработать но­вую концепцию перспективного танка, соответствующую современным услови­ям ведения боевых действий. К ее раз­работке была привлечена военно-техни­ческая секция ВНО, включавшая в себя большую группу ученых, в подавляющем большинстве участников ВОВ, имеющих большой опыт службы в танковых час­тях и работы на производстве.

В процессе выполнения НИР был проведен анализ соответствия характе­ристик существующих моделей танков современным условиям их применения [3] и сделан вывод о необходимости ос­новательного пересмотра конструкции перспективного танка с целью повыше­ния его боевой эффективности. Анализ, в частности, показал, что современным моноблочным танкам свойствен целый ряд органических недостатков, без уст­ранения которых невозможно каче­ственное улучшение боевых свойств бу­дущих боевых машин.

 

По мнению авторов, К таким недостат­кам относятся:

- недостаточная защищенность от на­падения с воздуха;

- невысокая живучесть танков при прямом попадании кумулятивных бое­припасов;

- неудовлетворительная обитаемость внутреннего объема (загазованность, тес­нота, высокий уровень акустического шума), снижающая эффективность дей­ствий экипажа в бою;

- ограниченность объема доступной экипажу танка информации о боевой об­становке, местности и противнике, отри­цательно влияющая на боевую эффек­тивность;

- несоответствие требованиям аэро­мобильности из-за значительной массы

танка и др.

 

Выход из создавшегося тупикового положения видится в отказе от господ­ствующей сейчас моноблочной схемы построения танка и переходе к секцион­ному или сочлененному принципу.

Идея применения сочлененных кон­струкций в подвижных объектах доста­точно широко распространена в техни­ке для повышения надежности и живу­чести машин (устройств). В частности, она используется в космической техни­ке (орбитальные станции), в судострое­нии (контейнеровозы), в автомобилест­роении (сочлененные транспортеры). Служат сочлененные машины и для во­енных целей.

В России конструкция сочлененного танка была впервые описана известным изобретателем Р.Н. Улановым на страни­цах журнала «Техника и вооружение» №9/1999 г. в статье «Возможные пути повышения боевых качеств танка» [З]. Предложенная боевая машина состоит из двух секций (рис.1). Первая и вторая секции соединены между собой посред­ством стыковочного устройства, выпол­ненного в виде шарнирного туннеля с возможностью пропуска через него ком­муникаций, органов управления, прохо­да членов экипажа, подачи боеприпасов. Первая секция включает башню с воо­ружением, источники электрической энергии, электропривод, органы управ­ления силовой установкой, огнем и свя­зью, а вторая — механизированную боеукладку, силовую установку и топлив­ные баки.

Как следует из материалов статьи, по­добная конструкция танка позволяет на­растить боекомплект в 3 раза, повысить запас хода, мощность силовой установ­ки, улучшить рельефную проходимость, повысить живучесть ходовой части и всей машины в целом и обеспечивает целый ряд новых возможностей, увели­чивающих маневренность танка.

В начале 1999 г. Р.Н. Улановым вмес­те с коллективом членов ВНО (в состав которого входят и два автора статьи) была изготовлена и испытана действующая мо­дель сочлененного гусеничного шасси в 1/7 натуральной величины. Испытания подтвердили высокие ходовые качества подобной конструкции, увеличение ма­невренности, живучести ходовой части. По результатам испытаний был сделан общий вывод о перспективности сочле­ненной конструкции в качестве базы для прототипа танка будущего.

Вместе с тем стала очевидной с целью преодоления имеющихся недостатков современных танков необходимость дальнейшей работы по развитию сочле­ненной схемы: увеличению защищенно­сти от нападения с воздуха, повышению живучести танка в целом, снижению массы танка за счет применения компо­зиционных материалов, увеличению ин­формативности.

В ходе выполнения специальной ис­следовательской работы был предложен целый ряд решений, сформулированных коллективом авторов (Уланов Р.Н., Теплов А.Г., Старостин М.М., Хомич В.И.) в изобретении [5] «Боевая сочлененная машина». Проект перспективного сочле­ненного двухзвенного танка представ­лен на рис.2.

Особо следует подчеркнуть, что сек­ции танка выполнены с возможностью автоматического рассоединения и авто­номного функционирования. Первая секция несет башню с вооружением, ис­точники электрической энергии, элект­ропривод, органы управления силовой установкой, огнем и связью. Вторая сек­ция снабжена зенитным ракетным ком­плексом, включающим опорно-пусковое устройство, радиолокационную систе­му, систему управления автономным движением секции и силовой установ­кой, также в корпусе второй секции раз­мещены еще одна силовая установка, бо­екомплект и топливные баки.

Введение в комплект вооружения ма­шины зенитного ракетного комплекса, позволяющего бороться с самолетами и вертолетами противника, и создание предпосылок к раздельному использова­нию секций способствует повышению живучести машины в целом.

В первоначальном варианте сочле­ненной машины предполагалось ее бое­вое использование как единого целого. Предложенный вариант обеспечивает как совместное (на марше, в ходе боевой учебы, при перевозках), так и раздельное использование обеих секций: на поле боя, в атаке, встречном бою, при пресле­довании противника и т.д. В этих видах боевых действий наиболее велика веро­ятность невосполнимых потерь, и вывод из-под огня наиболее уязвимой второй секции повышает общую живучесть со­члененного танка.

Раздельное использование двух сек­ций несет в себе возможность примене­ния первой (боевой) секции вообще без экипажа, что сведет к нулю потери сре­ди личного состава. В этом случае зада­чи управления движением секции, веде­ния огня, преодоления препятствий ре­шаются дистанционно и осуществляют­ся из второй секции, где располагаются командир машины и другие члены эки­пажа. Дистанционное управление дви­жущимися объектами нашло широкое применение в космической технике (лу­ноходы, марсоход и др.), при подводных работах (обследование «Титаника»), при проведении работ в чрезвычайных ситу­ациях, например при повышенной ради­ации, обезвреживании взрывоопасных предметов и т.д.

При этом могут быть использованы различные способы связи: радиоканалы, лазерный канал, волоконно-оптический и др. Накопленный опыт дистанционно­го управления подвижными объектами позволяет считать эту задачу практичес­ки решенной и готовой для массового внедрения.

Автономные действия секций предпо­лагают наличие в них автономных энерго­установок, работающих независимо друг от друга. Если во второй секции установ­лена традиционная для наших танков энергоустановка — дизельный двигатель, то в первой секции планируется исполь­зовать электрические источники энергии. Современная техника предлагает широ­кий ассортимент подобных устройств: ак­кумуляторные батареи, суперконденса­торные батареи, топливные химические элементы и т.п., причем в этой области энергетики наблюдается явный прогресс: появляются источники с более высокими эксплуатационными качествами.

Внедрение источников электроэнер­гии в танке позволяет решить еще одну проблему — уменьшить вероятность по­ражения танка ракетами, снабженными тепловыми головками самонаведения. Действительно, в первой секции, обору­дованной подобными электрическими устройствами, отсутствуют источники теплового излучения, на которое ориен­тированы головки самонаведения ракет, входящих в состав вооружения совре­менной авиации.

Электрическая энергоустановка значительно улучшает условия работы экипажа танка (резко снижается уро­вень шума, улучшается качество газо­вой среды, уменьшаются затраты мус­кульной энергии, необходимой для уп­равления танком). Электрическая трансмиссия, используемая в предлага­емой секции, имеет меньшие размеры, более высокий коэффициент полезно­го действия, она проста в обслуживании и обеспечивает лучшую динамику пере­ходных процессов.

Наиболее критичным свойством со­временных источников электрической энергии является ограниченность энерго­ресурса, определяющая запас хода танка, время его автономной работы.

Кстати говоря, эта же проблема яв­ляется ключевой и во внедрении элект­ромобилей в массовое производство:

над ней работают практически все ве­дущие автомобилестроительные фирмы Японии, США, Германии, Китая, при этом доля электромобилей в мировом автомобильном парке неуклонно увели­чивается. Как известно, электромобили появились практически одновременно с автомобилями, использующими двига­тели внутреннего сгорания. Так, в на­шей стране первый электромобиль был построен инженером П.И. Романовым в 1898 г., намного раньше первых серий­ных автомобилей российского произ­водства.

 

Рис.2. Проект перспективного сочлененного двухзвенного танка:

1 —первая секция; 2 — вторая секция; 3 — стыковочное устройство; 4 — башня

 

На многих современных электромо­билях используются свинцовые кислот­ные аккумуляторные батареи (СКА), в основном по экономическим сообра­жениям. К недостаткам СКА относятся высокая масса (25—30 Вт/кг), ограни­ченный ресурс (2—3 года), значительный объем, который они занимают, неполное использование (50%) их энергоемкости. Существенно лучшие показатели обес­печивают суперконденсаторные бата­реи, главным достоинством которых на­ряду с меньшими массообъемными по­казателями и гораздо большим сроком службы является быстрый заряд (10— 20 мин), что позволяет их заряжать без снятия из модуля.

Однако наибольшие перспективы в отношении массового внедрения имеют так называемые электрохимические ге­нераторы (ЭХГ), использующие для по­лучения электроэнергии химическую энергию реакции «медленного» соеди­нения водорода с кислородом воздуха в определенных условиях и в присутствии специально подобранных катализато­ров. Главное достоинство ЭХГ — высо­кий КПД преобразования химической энергии в электрическую, составляю­щий около 65%. Работа ЭХГ характери­зуется также отсутствием вредных выб­росов, бесшумностью и практически не ограниченным сроком службы. Кроме того, как известно, запасы водорода (ис­точника химической энергии) неисчер­паемы и, таким образом, работа ЭХГ практически обеспечена топливом в лю­бой точке нашей планеты.

 

Рис.3. Вторая секция перспективной боевой сочлененной машины:

/—автоматизированная авиационная пушка; 2—бронированная башенка; 3 — перископ; 4 — люк боевого отделения; 5 — люк стыковочного устройства; 6 — люк механика-водителя; 7 — спаренный с пушкой пулемет; 8 — люк антенны; 9 — снарядный отсек; 10 — выдвижной перископ боевого отделения; 11 — суперконденсаторная батарея; 12 — электрогенератор; 13 — бортовые радиолокационные антенны; 14 — силовая установка; /5 — фильтр-нейтрализатор выхлопных газов; /6 — радиолокационная станция; / 7 - экран радиолокационной станции; 18 — вращающееся сиденье оператора; 19—оператор зенитного ракетного комплекса; 20 — устройство подъема; 21 — ЗУР; 22 — пусковая установка.

 

 

Масса и размеры источников элект­рического тока зависят от длительности автономной работы боевого модуля, а также от его собственной массы. Пред­варительные расчеты показывают, что при полной массе модуля 25—30 т и за­пасе хода 50—60 км требуемая масса энер­гоисточников составит при наличии СКА 4—5 т, суперконденсаторных батарей — 2—3 т и ЭХГ и буферной батареи — 1т, что вполне приемлемо с точки зрения войсковой эксплуатации модуля. Приве­денные цифры могут изменяться в зави­симости от характера боевых действий, прогресса в совершенствовании источ­ников тока, параметров и устройства трансмиссии.

Одним из принципиальных вопросов проведенной работы «Концепция перс­пективного танка» является целесооб­разность и жизненная необходимость оснащения его собственным (бортовым) зенитным ракетным комплексом (ЗРК). ЗРК может быть размещен в боевом от­делении второго модуля, вместо автома­та заряжания, которым оснащаются тан­ки Т-72 и Т-80. Такой комплекс может включать пусковую установку с ЗУР типа «Игла-1» или «Стрела-2». В поход­ном положении ракеты находятся в кор­пусе модуля, а само отделение сверху закрыто броневым люком со встроен­ным в него перископом визуального на­блюдения за воздушной обстановкой. В боевом положении люк сдвигается и в круговой проем верхней части корпуса (в котором ранее располагалась башня) выдвигается пусковая установка с раке­тами, устанавливаемыми в боевое поло­жение. Оператор ЗРК ведет наблюдение за воздушным противником и в случае его появления открывает огонь на пора­жение (рис.3).

Вторая секция может быть выполне­на на основе корпуса серийного танка, на­пример Т-72. В передней части корпуса имеется бронированная башенка 2, в которой размещается механик-води­тель, автоматическая авиационная 30-мм пушка 1, например 2А72, спарен­ный с ней пулемет, органы управления си­ловой установкой боевой сочлененной машины, а также приборы наблюдения за обстановкой (при автономном перемеще­нии второй секции).

ЗРК может снабжаться несколькими зенитными ракетами. Пусковая установ­ка может выполняться универсальной и также использоваться для пуска ПТУР по наземным целям.

Для обнаружения воздушных целей в условиях плохой видимости в помощь оператору в боевом отделении имеется радиолокационная станция (РЛС), на эк­ран которой выводится текущая обста­новка. Антенны РЛС устанавливаются по бокам верхней поверхности корпуса в специальных углублениях за радиопроз­рачными кожухами.

Особенностью силовой установки яв­ляется использование типового двигате­ля (дизеля), дополненного специальным приводом генератора, вырабатывающего энергию для зарядки источников тока первого модуля. Этот же генератор так­же обеспечивает движение боевого моду­ля в сочлененном положении.

Разумеется, в небольшой журнальной публикации нельзя достаточно подробно описать устройство, тактико-технические характеристики и особенности примене­ния перспективной боевой сочлененной машины. В то же время можно с уверен­ностью сказать, что разработанная боевая сочлененная машина имеет следующие преимущества:

- повышены живучесть машины и за­щищенность членов экипажа;

- увеличен уровень информативности экипажа об обстановке на поле боя;

- улучшена экологическая безопас­ность и др.

Стоит сказать и о том, что все эти и ряд других положительных качеств могут быть достигнуты с использованием зна­ чительного числа уже имеющихся узлов и агрегатов. Конструкция машины полно­стью вписывается в существующую тех­нологию заводов, выпускающих и ремон­тирующих танки.

Заключение Авторы статьи отчетливо представля­ют серьезность поднятой проблемы. В связи с этим они приглашают заинте­ресованных лиц, и прежде всего танкис­тов, принять участие в обсуждении круга затронутых вопросов. Со своей стороны авторы планируют в последующих стать­ях дать более подробное описание свое­го видения будущего сочлененного танка, его основных узлов, систем и механиз­мов, стараясь максимально учесть дости­жения отечественной оборонной про­мышленности, других родов войск и ви­дов вооруженных сил. Только таким об­разом, синтезируя достижения военной техники, электроники и информатики, можно найти разумный выход из создав­шегося кризиса и застоя производства танков, свертывания научно-исследова­тельских и опытно-конструкторских ра­бот, уменьшения численности танков в войсках, а следовательно, и потребности в производстве танков вообще.

Литература

1.Крят В.М. Битва под Прохоровкой — лоб в лоб. Известия, 24 июня 2003 г.

2. Степанов А.С. Война без потерь не бывает. Техника и вооружение, №5, 2005.

3. Уланов Р.Н. Возможные пути повышения боевых качеств танка. Техника и вооружение, №9, 1999.

4. Хомич.  Имеют ли танки будущее? Научно-военное обозрение, №3, 2003.

5. Патент РФ 3 2238509 от 20.10.04 г

 

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ № 3-2006.

 

Отсканировал: Инквизитор