ГЛАВНАЯ НА ВООРУЖЕНИИ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ
РАЗРАБОТКИ
ОГНЕВАЯ МОЩЬ
ЗАЩИТА ПОДВИЖНОСТЬ 

ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ  БИБЛИОТЕКА ФОТООБЗОРЫ
 
 




ПОПРОБУЕМ ОСВОБОДИТЬСЯ ОТ ВОДИТЕЛЯ !

 

Робин Флетчер

Робин Флетчер постоянный сотрудник журнала Military Technology, освещающий вопросы конструкции и разработки  бронированных машин.

 

С конца второй мировой войны основной боевой танк (МВТ) и боевая машина пехоты (MICV) прошли несколько эволюционных этапов развития компоновочных решений и размещения экипажа: придя в настоящее время к конструктивным исполнениям похожим во многих отношениях друг на друга.

 

 

Экипажи танков из пяти человек скоро уступили место экипажам  из  четырех человек, для того, чтобы боеприпасы больших размеров могли размещаться в передней части корпуса рядом с водителем. Три члена экипажа в башне размещались обычно так: наводчик и командир танка сидели один за другим на одной стороне башни, а заряжающий стоял на другой стороне.

В целях снижения количества членов экипажа до трех человек делались попытки по созданию компоновки с  размещением в башне двух человек: командира/наводчика на одной стороне пушки  и заряжающего вручную с другой стороны. Однако вскоре стало очевидным, что круговой обзор и оценка обстановки приносятся в жертву, когда  командир/наводчик концентрирует свое внимание на обстреле цели. Поэтому было найдено лучшее решение- в башне размещались два человека: командир/заряжающий и специально выделенный наводчик.

Следующим логичным успехом явилось введение автоматического заряжания, в этом случае командир размещался на одной стороне башни, а наводчик - на другой, выстрелы подавались либо из ниши башни (как во французском легком танке АМХ-13 и позже в новом французском основном танке “Леклерк”), либо из боеукладки карусельного типа в нижней части боевого отделения под сиденьями двух членов экипажа (как в российских танках Т-72 и Т-80).

Возможность командира осуществлять грубую  наводку на цель с последующим целеуказанием наводчику для уточнения наводки и обстрела цели затем была расширена путем предоставления командиру выбора самому обстрелять цель с помощью пристройки к прицелу наводчика (как в танке М-1 “Абрамс”) или с помощью его собственного (вероятно, панорамного) прицела. Это наряду с обеспечением дополнительных приборов наблюдения для наводчика, чтобы расширить его обзор, ведет к фактическому дублированию возможностей наблюдения и обстрела целей, обеспеченных для двух членов экипажа, размещенных с каждой стороны башни, и уже продемонстрировано на некоторых более легких машинах.

Машина сопровождения основного танка MICV (БМП) тем временем также прошла несколько эволюционных этапов от первоначального гусеничного бронетранспортера для перевозки личного состава (АРС) 1960-х  годов. В базовой конструкции БТР, как подтверждает повсеместно  используемый БТР М-113, водитель размещен рядом с передним моторно-трансмиссионным отделением, а в кормовой части обеспечена аппарель с механическим приводом для спешивания десанта. Командир размещен в центре машины, сзади водителя и моторно-трансмиссионного отделения, в командирской башенке, в которой установлен тяжелый  пулемет (HMG) и которая может поворачиваться на 360. Но во время пользования этим оружием верхняя часть туловища командира подвергается огню противника и для обеспечения ему некоторой степени защиты часто добавляются бронированные щиты.

Требование по оснащению БТР более значительным вооружением привело к появлению в 1967 г. русской БМП-1, в одноместной башне которой была установлена 73-мм пушка с низким давлением пороховых газов в стволе. Это, конечно, увеличило экипаж с двух  до трех  человек, причем командир располагался в корпусе непосредственно за водителем,а башня размещалась по центру ближе к кормовой части корпуса. Американцы также переработали свой БТР М-113 в боевую бронированную машину пехоты (АIFV), установив одноместную башню с 25-мм автоматической пушкой непосредственно за моторно-трансмиссионным отделением и переместив рабочее место командира за водителя.

И БМП-1 и AIFV можно критиковать (и критиковали), так как их башни затрудняли круговой обзор командира. Особенно это относится к БМП АIFV, у которой башня и командирская башенка размещены почти рядом. Наводчик в своей башне находится выше, чем командир, приборы наблюдения которого находятся на уровне крыши корпуса; действительно, сообщалось, что командиры российских БМП-1 часто настаивали на занятии мест наводчиков в башне, чтобы получить лучший возможный круговой обзор.

В конце 1970-х годов для преодоления этих недостатков и американцы (БМП ”Брэдли”), и русские   (БМП-2) ввели большие двухместные башни,в которых размещались и наводчик и командир. Хотя это обеспечило командиру возможность осуществления превосходного кругового  обзора с крыши башни, увеличение башни значительно сокращает пространство для размещения пехотного отделения. Кроме того, командир наверху в башне стал отрезанным и от водителя в передней части машины, и, что бесспорно более важно, от пехотинцев в кормовой части корпуса. Фактически внутреннее пространство БМП MICV стало непохоже на внутренее пространство первоначального БТР, в котором командир отделения (= командиру машины) мог видеть все свое отделение.

Дальнейшая разработка этих и подобных машин с двухместными башнями и экипажами из трех человек привела к добавлению приборов ночного видения, стабилизатора вооружения, лазерных дальномеров и систем управления огнем и к двум рабочим местам членов экипажа, имеющим тенденцию дублирования друг друга, с широкими возможностями наблюдения и обстрела целей для обоих членов экипажа. Во многих случаях добавлена возможность запуска противотанковых управляемых ракет (ATGW) либо снаружи (БМП-2), либо изнутри (“Брэдли”, “Дизерт Уорриор”), либо с помощью основной пушки (БМП-3).

Таким образом очевидно, что основной боевой танк (MBT) и БМП (MICV) достигли в настоящее время очень похожих компоновок и концепций размещения экипажа (с размещением водителя в передней части корпуса и двух членов экипажа в башне, поворачивающейся на 3600 ). Однако в обычном танке до сих пор сохраняется размещение двигателя в кормовой части, тогда как в БМП двигатель обычно размещается впереди, чтобы дать возможность пехотинцам осуществлять посадку и высадку в кормовой части машины.

Чтобы оценить, будет ли что-нибудь достигнуто изменением этой нынешней установившейся структуры- и особенно, как предложено в заголовке этой статьи, за счет устранения водителя - необходимо сначала рассмотреть некоторые общие принципы.

 

              Общие соображения. 

       Сокращение объема и площади

 

Если может быть уменьшен весь заброневой объем боевой бронированной машины, то может быть повышен уровень защиты. В случае основного танка многого можно достигнуть заменой стоящего заряжающего автоматом заряжания и размещением двух членов экипажа с каждой стороны пушки в компактной и симметричной башне (на ма

нер танка Т-72). Если бы объем боевого отделения можно было еще уменьшить путем приспособления машины только для двух членов экипажа, то можно было бы, по крайней мере теоретически, обеспечить их еще более высоким уровнем защиты.

Эффект будет менее явным в случае БМП (MICV), которая может вмещать десять пехотинцев. Вместо того чтобы устранять водителя, ему может отдаваться приказ присоединиться к другим пехотинцам, расположенным в кормовой части машины, чтобы быть готовым к действию в пешем строю.

Так как необходимо применять самую тяжелую броневую защиту на передних частях корпуса и башни, любое уменьшение лобовой площади машины приведет к значительному снижению массы. Кроме того, так как опыт показывает, что верхняя часть машины подвергается несоразмерно высокому проценту попаданий, следует любыми средствами попытаться уменьшить лобовую площадь башни. Это, вероятно, в конечном счете может привести к башням без экипажа или, наконец, к выносным установкам орудий, которые, хотя и хуже защищены и не без труда перезаряжаются, будут представлять значительно меньшую цель.

 

Недостаточная рабочая нагрузка и перегрузка 

 

Водитель обычного танка или БМП (MICV), размещенный в передней части корпуса, управляет лишь комплектом органов вождения в машине и он не может поменяться местами с другими членами экипажа без выхода из машины и затем посадки на другое место. Он будет сосредоточен на своих водительских обязанностях во время движения машины, но когда она находится на позиции, водитель будет неполностью занят и может, вероятно, помочь командиру, ведя наблюдение через свои приборы наблюдения на крыше корпуса.

С другой стороны, командир будет полностью занят командованием своей машиной и будет непрерывно вести наблюдение за полем боя из своей башенки наверху башни. Если он обнаруживает цель и решает  обстрелять ее, он обычно дает наводчику целеуказание. Только когда цель представляет непосредственную угрозу, командир использует органы управления и систему  прицеливания, имеющиеся у него в настоящее время, и обстреливает цель сам. Занимаясь этим, он отдает себе полный отчет в том, что круговое наблюдение приносится в жертву и, пока он сосредоточен на обстреле цели, его  машина может внезапно получить удар с другого направления.

Обзор наводчика обычно ограничен только тем, что необходимо для обстрела цели, но в настоящее время он часто расширяется за счет обеспечения дополнительных перископических приборов, так что наводчик может играть полезную роль в наблюдении вокруг машины.

Дальнейшие усовершенствования систем размещения экипажа для танков и  БМП, вероятно, будут нацелены на выравнивание рабочей нагрузки для всех членов экипажа и обеспечение возможности передавать обязанности друг другу. Это особенно важно будет, если машиной должны будут управлять лишь два члена экипажа, совместно выполняющие круговое наблюдение, обстрел целей и водительские обязанности.

 

Переднее расположение двигателя   

 

Если силовая установка и водитель должны рассматриваться просто как составляющие подвижности машины, то логично, что водитель БМП должен размещаться рядом с передним моторно-трасмиссионным отделением, хотя такая компоновка делает последнее ассиметричным. Если устанавливается двухместная башня, как наблюдается в большинстве случаев, то ее расположение определяется степенью, до которой моторно-трансмиссионное отделение смещается назад в машину.

Если водитель размещается впереди в корпусе для получения лучшего обзора вперед, пространство за ним пропадает попусту; а если это пространство использовать для укладки, второй член экипажа не сможет продвигаться вперед, чтобы сменить его. Если водитель размещается дальше назад, ему легче переместиться назад в боевое отделение, но его обзору вперед может препятствовать крыша моторно-трасмиссионного отделения.

В любом случае, отработавшие газы должны выбрасываться со стороны корпуса, противоположной рабочему месту водителя, а не с обоих бортов. Хотя возможность симметричного выпуска с избирательными регулирующими клапанами может обеспечить выпуск к любому борту для достижения возможно лучшего укрытия от тепловизионных приборов.

На большинстве обычных танков двигатель размещен сзади, главным образом, потому, что в этом случае легче осуществить доступ к их силовым установкам, при этом охлаждающий воздух и отработавшие газы могут выпускаться назад. Но так как силовые установки становятся меньше при тех же или даже более высоких отдаваемых мощностях, а комплекты выстрелов становятся больше и тяжелее, может настать время, когда вся кормовая часть корпуса танка будет предназначена для укладки и обращения с боеприпасами, как в БМП она презназначена для перевозки пехотинцев. Но если принимается взвешенное решение переместить силовую установку в переднюю часть корпуса танка, то ошибочным может быть следование компоновке БМП и размещение водителя рядом с асимметричным моторно-трансмиссионным отделением. Предпочтительнее, если моторно-трансмиссионное отделение на всю ширину должно размещаться в передней части корпуса (возможно, с поперечной установкой двигателя), члены экипажа могли бы располагаться непосредственно за задней моторно-трансмиссионной перегородкой, а не в башне для установки  вооружения машины. Фактически, это такая компоновка, как была принята много лет назад для шведского танка  “S”.

 

24 - часовые действия

 

Хотя боевые бронированные машины все в большей степени оснащаются приборами ночного видения, позволяющими им маневрировать и вести боевые действия в течение 24 часов в сутки, это , вероятно, не принято во внимание в отношении  их систем размещения экипажа. В составе экипажей из четырех, трех или двух человек  члены экипажа, как полагают, должны продолжать непрерывно работать, пока не утомятся.

Конечно, в экипаже из четырех человек отдельным членам экипажа может быть разрешен “короткий сон” на их местах и сухопутные войска США поспешно ввели “систему обепечения сна” во время войны в районе Персидского залива, чтобы помочь членам экипажей танков “Абрамс”. Если экипаж из четырех человек делится на две “вахты” или “смены”, то, когда его машина неподвижна, место водителя должно быть занято в любое время, чтобы была возможность немедленно начать движение, а второй член экипажа должен быть наверху в башне для поддержания кругового наблюдения. Такое разделение двух человек во время дежурства не желательно, так как этим двум необходима возможность видеть друг друга и предпочтительно размещаться вместе. В безбашенной машине с экипажем 4 человека вопросы могут решаться иначе, но требуемый увеличенный объем может не позволить осуществить  достаточное бронирование.

Конечно, возможный экипаж из двух человек испытывал бы самое большое напряжение, особенно из-за риска, что уединенный человек на дежурстве может заснуть. Обычно считают, что экипаж танка из 2 человек обязательно диктует необходимость чередования свежих экипажей через определенные промежутки. Побочным преимуществом этого будет то, что резервные экипажи могут привлекаться для выполнения работ по полнению запасов и обслуживанию.

Экипаж из трех человек является наилучшим компромиссом между снижением заброневого объема и достаточной выносливостью экипажа, при условии, что машина на марше и в период сосредоточения может управляться только двумя членами экипажа с двух основных рабочих мест. Третий человек может тогда отдыхать и спать в отдельном месте для отдыха в соответствии c графиком замены. Свободный от смены член экипажа может быть разбужен, когда машина вступает в бой и будет  оказывать помощь, вероятно, наблюдением назад. Два человека, занимающие главные рабочие места, будут ответственны за все обязанности по наблюдению, обстрелу цели и вождению, которые будут передаваться от одного к другому под контролем командира.

Такая система из трех человек требует, чтобы каждый член экипажа мог выполнять все задачи в машине и, следовательно, названия, такие как “водитель” и “наводчик” далее будут неуместными - хотя, конечно, будет один командир. Управление машиной должно переходить к следующему старшему по званию члену экипажа, когда командир отдыхает, тогда как самый младший по званию никогда не будет командовать машиной*.

 

* Основным явным недостатком этой системы является вероятность того, что в чрезвычайной обстановке машина  должна вступать в бой под командой заместителя командира, в то время, как существующий командир изолирован в кормовой зоне отдыха и не может выполнять никакую значительную функцию, кроме наблюдения назад. Конечно, это не та  ситуация, в которой хотели бы оказаться многие командиры танков!

 

Прим. редактора журнала МТ

 

Хотя БМП (MICV) может управляться подобным образом, при трех членах экипажа, перемещающихся на двух основных рабочих местах, лучшей системой является наличие только двух человек , постоянно составляющих экипаж машины, и привлечение при необходимости на дежурство людей из десанта. Это предполагает дополнительную подготовку некоторых отобранных  пехотинцев, но это также означает, как уже предлагалось, что для действий в пешем строю можно использовать дополнительного человека.

Если вышеупомянутое, по-видимому, означает, что и танки, и БМП получат пользу от новых компоновочных решений по размещению экипажа, то необходимо подумать, как можно создать эти новые компоновки.

 

 

Новые компоновочные  решения по улучшению обитаемости и жизнеобеспечения экипажа   

 

Что касается основных танков, первым возможным шагом должно быть сохранение сегодняшних реальных компоновок (машины с трехместными башнями и автоматами заряжания) фактически без изменений, но усовершенствование систем обитаемости и жизнеобеспечения для увеличения времени пребывания внутри танка, определяемого выносливостью экипажа. Органы управления стрельбой и экраны дисплеев будут обеспечиваться и на рабочем месте водителя, так что он, вероятно, сможет поворачивать башню, когда машина неподвижна, и даже самостоятельно обстреливать цели. Это позволит наводчику немного отдыхать и спать на его месте в башне, пока водитель работает с командиром по управлению машиной. Однако это не рекомендуется в большой степени, так как два члена экипажа, находящиеся на дежурстве, будут изолированы друг от друга; с  другой стороны, это может быть обеспечено сравнительно легко.

Дальнейшим шагом, вероятно, будет обеспечение органов управления вождением на одном или даже на двух рабочих местах в башне, так чтобы члены экипажа в башне могли завести и стронуть машину и даже вести ее по шоссе, когда не находятся в соприкосновении с противником, пока водитель отдыхает и спит на своем месте. Находящиеся в башне органы управления вождением, вероятно, можно будет использовать даже в том случае, когда башня повернута или поворачивается, еще лучших результатов можно было бы достичь, если бы члены экипажа были обеспечены дисплеями от камеры, установленной на передней части машины.

Хотя такое изменение, вероятно, предназначено главным образом для использования во время передвижения по дороге, когда один член экипажа отдыхает, интересно посмотреть, как можно распределить обязанности в такой машине на двух членов экипажа. Возможны два варианта распределения: когда один из членов экипажа займет место водителя, а другой будет действовать как командир/наводчик в башне или они оба предпочтут вместе занять места в башне, зная, что маневренность их машины может быть хуже, чем при управлении ею водителем, размещенным в корпусе.

Следующий метод переносит внимание с обитаемости и жизнеобеспечения экипажа на повышение его защищенности за счет опускания двух членов экипажа, размещенных в башне, на уровень погона башни, при этом пушка будет располагаться над ними. Эта компоновка была представлена фирмой”Теледайн виикл системз” сначала по программе бронированной пушечной системы (AGS) , а затем в предложениях относительно того, каким может быть, в конечном счете, основной боевой танк будущего (FMBT). Отчасти подобная компоновка уже используется во французской БМП     АМХ-10Р с башней TOUCAN II. Однако,

по общему признанию, эта компоновка приведет к тому, что все три члена экипажа будут утомлены одновременно при постоянном нахождении всех трех на дежурстве.

Если пушка должна размещаться выше машины и выше уровня кругового обзора экипажа, то члены экипажа лишаются наблюдения с самой высокой точки своей машины - что ставит их в невыгодное  положение, особенно при передвижении на холмистой местности. Можно рассчитывать на панорамный обзор, обеспечиваемый косвенно от датчиков, установленных над пушкой, но они могут охавтывать лишь ограниченные секторы в определенный момент. При условии, что выносные пушки, вероятно, трудно защищать  и заряжать, системы косвенного наблюдения должны оказаться приемлемыми, тогда, вероятно, логичным покажется дальнейшее перемещение экипажа в корпус и размещение вооружения в хорошо защищенной минибашне без членов экипажа.

Это приводит  нас к следующему шагу, то есть перемещению двух членов экипажа из вращающейся башни на фиксированные рабочие места в корпусе рядом с водителем. Круговой непосредственный обзор, осуществляемый с крыши корпуса, не будет всем, что отличает от обзора, который получают из башни типа фирмы “Теледайн”, находящейся ниже уровня ствола пушки, и он может дополняться косвенным панорамным обзором. Предлагалось или испытывалось несколько вариантов этой концепции, от экспериментальной машины ТТВ (танковая испытательная установка) США до предложений по возможной разработке танка “Леопард”, российского опытного образца, наблюдаемого недавно на Кубинке и разработки фирмы “Вестерн дизайн корпорейшн” для конкурса по разработке танков, проводимого журналом Armor. Так как перемещение двух членов экипажа из башни  на фиксированные рабочие места в корпусе обеспечивает любому из них возможность осуществлять вождение машины, достигнуто положение, в котором всем трем членам экипажа могут быть предоставлены органы управления как вождением, так и стрельбой плюс непосредственный обзор из-под ствола пушки и (или) косвенный круговой обзор сверху с помощью выносной установки или минибашни.

На основании этого возможны два альтернативных направления компоновок. В первом решении, вероятно, будут следовать обычной практике, когда три члена экипажа будут действовать соответственно как командир, наводчик и водитель и пользоваться только органами управления, соответствующими этим обязанностям. Но при постоянном нахождении на дежурстве всех трех они все, непременно, будут утомляться одновременно. Альтернативно, два члена экипажа могли бы исполнять все обязанности в машине, пока третий член  экипажа отдыхает на своем рабочем месте. Передача обязанностей может происходить по скользящему графику, без необходимости физически менять место.

При нахождении на дежурстве одновременно только двух членов экипажа продолжительность действия машины, вероятно, значительно увеличится. Вероятно, также, что два члена экипажа, работая вместе, смогут снизить полное  время для ответного действия по сравнению со случаем, когда дежурят все три члена экипажа. Таким образом, управление машиной лишь двумя членами экипажа по этой схеме, вероятно,на самом деле улучшает ее работу.

Однако маловероятно, что внутренние габариты воображаемых основного танка или БМП будущего позволят разместить три рабочих места экипажа на одной линии. Следовательно, два основных рабочих места, с которых будут управлять машиной, будут, вероятно, расположены рядом непосредственно за задней перегородкой моторно-трасмиссионного отделения, а “пространство  для отдыха  экипажа” - непосредственно за ними. Однако это вернет необходимость меняться местами, когда члены экипажа заступают или заканчивают дежурство*.

 

Это, по-видимому, возвратит также к вышеупомянутой вероятности вступления машины в бой при командире,не могущем выполнять свои функции.

 

Прим. редактора

 

Что касается БМП, то в установленном месте для отдыха экипажа необходимости не будет и, как уже предлагалось, сменный член экипажа будет привлекаться из солдат пехотного отделения.

 

Первые представления о новой компоновке 

 

Существует уже ряд экспериментальных машин, которые могут дать полезные  представления о том, как может выглядеть боевая бронированная машина с экипажем два/три человека без назначенного водителя и как она может управляться. Первой была инициатива министерства обороны Великобритании по исследованию использования электронной аппаратуры в машинах или  VERDI-2 , которая была объединенным усилием, осуществленным в 1994г. управлением НИОКР министерства обороны (DRA) и консорциумом британских военнопромышленников с целью исследования объединения электронной аппаратуры в будущих боевых бронированных машинах. Башенная машина с передним размещением двигателя управлялась лишь двумя членами экипажа, размещенными на идентичных рабочих местах в корпусе, которые преднамеренно были обеспечены лишь косвенным обзором. В то время не было никаких предложений по улучшению жизнеобеспечения и увеличению времени непрерывного пребывания в машине за счет включения третьего свободного от дежурства члена экипажа, но, по-видимому, возможно, что это решение может быть пересмотрено, если данные, полученные на машине VERDI-2, должны быть использованы для британской разведывательной машины TRACER.

Второй экспериментальной машиной, заслуживающей упоминания, является бронированная машина из композиционных материалов (CAV), разрабатываемая в настоящее время в США. Это 22-т машина, в которой добиваются 33% снижения полной массы конструкции и броневой защиты. Два члена экипажа должны размещаться в “капсуле экипажа”, между установленной впереди трансмиссией и установленным в середине двигателем. Дистанционно управляемая автоматическая пушка может устанавливаться на выносном лафете для кругового поворота над “капсулой”.

Третьей машиной для испытаний является перспективная амфибийная десантная машина (AAAV), предназначаемая для замены существующей машины LVT(Р)-7 морской пехоты США. Обе конкурирующие разработки демонстрируют двух членов экипажа, размещенных впереди с каждой стороны того, что можно охарактеризовать как спонсоны машины, и обе отличаются башнями с дистанционно управляемыми пушками.    

Четвертой (и на этот раз класса основного боевого танка по массе и с кормовым размещением двигателя) является машина EGS, созданная фирмами “Краус-Маффей” и МаК в 1993г. и испытываемая в настоящее время федеральным управлением поставок вооружения (ВWB). Хотя особое внимание уделялось снижению демаскирующих признаков и излучений, машина EGS

включает также два расположенных рядом рабочих места  членов экипажа в передней части корпуса для исследований возможного размещения двух членов экипажа в будущем.

Выше изложенные примеры  наводят на мысль, что идентичные рабочие места членов экипажа в корпусе машины кажутся в настоящее время предпочтительным решением. Расположенное впереди на всю ширину моторно-трансмиссионное отделение и место отдыхающего члена экипажа пока еще не продемонстрированы полностью. И наконец, на некоторых из машин, рассмотренных выше, используются башни с дистанционным  управлением для установки вооружения, что означает, что этот способ установки может быть принят в качестве будущего стандарта, по крайней мере, для БМП (MICV).   


 

Robin  Fletcher. Let’s Get Rid Of The Driver !

Military Technology,1996. No 3

 





 



ГЛАВНАЯ НА ВООРУЖЕНИИ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ
РАЗРАБОТКИ
ОГНЕВАЯ МОЩЬ
ЗАЩИТА ПОДВИЖНОСТЬ 

ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ  БИБЛИОТЕКА ФОТООБЗОРЫ